(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Были и есть

КНИЖНЫЙ РЯД

Валентин Толстых. Мы были. Советский человек как он есть. – Издательство «Культурная революция». – М.: 2008. – 768 с.

Автор назвал свою книгу не без вызова: «Мы были». И уточнил: «Советский человек как он есть».

Да, мы ещё есть. Участники великой истории, граждане государства великой надежды. Мы пережили крах этой надежды, пережили историческую катастрофу распада этого государства.

Что же было в той жизни и что ушло безвозвратно? Было право выбрать путь в жизни. Отец автора, пройдя рабфак, вырос из рабочего в инженера-строителя. Его сын получил высшее образование, стал крупным учёным, известным философом. Можно сказать, эти две биографии – ключ к пониманию успехов, достигнутых Советским Союзом в науке, промышленности, культуре, космосе. После Октябрьской революции действительно очень быстро выросла богатейшая поросль людей даровитых и талантливых, сумевших за исторически очень небольшое время создать совершенно оригинальную, яркую советскую цивилизацию.

Ещё было чувство равенства и взаимного уважения. Конечно, были рвачи, преступники, негодяи разных мастей. У какой-то сравнительно небольшой группы людей имелись привилегии. Основная же масса советских людей жила в одинаковых условиях. Исключительное положение человеку могли создать исключительный талант, напряжённый труд, дававший значительные достижения в той или иной области, наконец, высокое положение в партии или административном аппарате, что накладывало на человека весьма нелёгкие обязанности.

Сегодня же в одной из передач центрального телевидения молодой лавочник протестует, что его называют буржуем и капиталистом, требует, чтобы его называли предпринимателем. Но почему же сам он презрительно называет своих работников «офисным планктоном»? Это презрение к нижестоящим – характерная черта современных людей, добившихся в жизни какого-то успеха.

Но вернёмся к книге. Автор несколько раз подчёркивает, что книга не носит автобиографического характера, но постоянно возвращается к событиям собственной жизни. И это придаёт всему труду оттенок исповедальности: «Весь ход событий и метаморфозы так называемого либерально-демократического обновления и возрождения постсоветской России утвердил меня в скептическом неприятии большинства нынешних новшеств, которые, убеждён, в этом своём виде и качестве не укоренятся и будут отринуты либо как минимум существенно изменены в недалёком будущем. Мне, в мои пожилые годы, нет смысла меняться, да это и невозможно, поскольку мировоззренчески и психологически я остаюсь именно советским человеком. В его истинном, а не обездушенном и карикатурном виде, в каком меня и мне подобных пытаются обрисовать и представить новые самозванцы, в которых нет ничего нового и мало что осталось от русских».

Надо сказать, биография автора в значительной мере была биографией мысли. А у мысли есть особенность зачастую обгонять события реальной жизни, позднее возвращаясь в её рамки. Уходящая вперёд мысль временами вынуждает учёного повторять свои выводы, когда жизнь как бы подтверждает уже подсказанное ему мыслью раньше.

Каков же главный вывод автора книги? «Приверженцам капитализма не стоит радоваться неудачам социализма, объявляя его утопией, а то и химерой… Пока существует капитализм, несмотря на все изощрённые попытки придать ему «человеческое лицо», останется живой и социалистическая идея. Терпеливо, настойчиво и упрямо ожидая своего звёздного часа». Вот такая мысль. Видимо, подтверждённая реалиями нашей жизни.

Владимир ИОРДАНСКИЙ

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№12-13 (6216) (2009-03-25)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,5
Проголосовало: 8 чел.
12345
Комментарии:
26.03.2009 12:15:45 - Сергей Станиславович Костин пишет:

Он памятник себе воздвиг нерукотворный… «Биография мысли»…

Эх, не нашлось у наших поэтов времени и желания отечественного интеллигента воспеть! А каков типаж! Чем не редкая птица, что не долетит и до середины Днепра. Разумеется, если по дороге не обретёт, наконец, свою «миссию»… А если где-то урвёт - берегись, Рассея! Райскими кущами покроются брошенные земли, наркоманы дружно отравятся в походы за новыми месторождениями чего-то экспортно-импортного, алкоголики поголовно запишутся в космонавты, жулики в философы, проститутки в няньки… Советский человек пусть и достояние истории, но не мумия со штампом «социализма». Советский народ не просто уникальная историческая общность, он - народ Победитель. И не благодаря «…изму», а в силу недоступной другим народам способности подавлять присущее всему живому чувство самосохранения ради своего будущего, своего Отечества. И если он выбирал «… изм», то как оружие в своей борьбе за выживание. В этом извечное непонимание, а потому и страх всего мира перед «русской душой». Те, кто зовёт «назад в будущее», по простоте или умыслу, не говорят о многом, им хочется только одного, святого и утраченного - вновь обретения народом себя как народа Победителя. Но это, как и всегда, возможно, когда «…изм» не цель, а средство. Только вот какая «закавыка» – нашему интеллигенту лучше в мутные воды /но с высоты птичьего полёта/, чем отказать себе в поисках «своей миссии».

25.03.2009 16:57:17 - Владимир Павлович Козырьков пишет:

Мы были, есть и будем

Книга В. Толстых, прочитать которую я пока что только мечтаю, так как в нашем городе она пока что не продавалась, появилась очень вовремя. Приятно, что люди, к мнению которых когда-то в молодости прислушивался, сейчас снова заговорили и заговорили как истинно русские интеллигенты. И тем не менее, даже приведенные высказывания уважаемого автора и его статья, данная в "Литературке" для "затравки" дискуссии вокруг "Вех", позволяет мне надеяться. что приведенный ниже комментарий будет к месту. Тем более что в качестве статьи, которую я послал в редакцию. этот текст у меня не прошел. Даю его в виде комментария, чтобы не пропадал. ***** В начале ХХ века российский народ посягнул на самое святое, на чем держался старый мир, – на частную собственность. Но история частной собственности одновременно является и наиболее глубоким архетипом западной культуры, обросшим различными мифами. Поэтому любое посягательство на эту святыню вызывает мощный подъем духовной энергии людей, желающих оставить прежнюю мифологию или соз-дать новую. Так было всегда в истории, так произошло и в ХХ веке. ***** Результатом всего этого процесса стало возникновение интеллигенции, миссия которой состоит в том, чтобы интеллектуально переварить столкновение двух миров. Но, как и во всяком столкновении, интеллигенция в этой духовной работе внутренне дифференцируется, разделяясь на два типа: одна интеллигенция всеми силами стремится сохранить старый мир, а другая – разрушить его. Точно так же, как когда-то в средние века интеллигенциями назывались ангелы, обитающие в поднебесном мире и защищающие определенные земные силы. И поскольку интеллигенции приходится постоянно пребывать в этом напряженном социальном «зазоре», то и ее поведение бывает весьма неустойчивым, колеблющимся, переходящим в марги-нальное состояние. В любом случае интеллигенция стремится сформировать свой собственный, духовный мир, провозглашая его законы в качестве высших законов общества. ***** Российская интеллигенция, как и любая другая, с самого начала имеет два истока: сакральный и мирской. Причем, в каждом из типов интеллигенции один исток очень трудно отделить от другого, когда одна из них выступает «за народ», другая – за «власть». Правда, та, которая «за народ», не хочет называть интеллигентами тех, кото-рые «за власть». Впрочем, интеллигенция, служащая власти, защищающей старый мир, считает для себя даже оскорблением быть названной интеллигенцией и всячески открещивается от этого звания. Не случайно, на Западе в ходу понятия «интеллектуалы» и «люди свободной профессии», а не понятие интеллигенции. Но для того, чтобы такая социальная трансформация произошла, Европе понадобилось три столетия, с XVII по XIX век, в течение которых прошла не одна ев-ропейская революция и реставрация. Россия же такого опыта не имела. Нельзя же всерьез думать, что чрезвычайно острый, но социально ограниченный опыт противостояния декабристов, революционных демократов и народников с охранкой, цензурой и либералами мог привести к формированию социально устойчивого слоя, нацеленного заниматься только интеллектуальной работой и служить развитиию культуры и не народу. ***** Таковы общие истоки интеллигенции. Однако в России не просто посягнули на социальную святыню и мифологию западной культуры. В этом не было бы ничего нового. На Западе уже был накоплен богатый исторический опыт посягательств на частную собственность и ресурсов преодоления этих посягательств. Разумеется, решающую роль в этом преодолении играла власть, но важное значение имели и «социальные ангелы», покровительствующие сильным мира сего. И имею в виду людей сво-бодных профессий, интеллектуалов, которые вырабатывали социальные проекты по созданию новой политической системы и новой культуры, но с обязательным сохра-нением частной собственности. Таков закон жанра старого мира: делай, что хочешь, но чтобы результаты твоего дела не разрушили капище частной собственности. Сей-час это банки, финансовая система, для сохранения которой брошены все силы старого мира. Но в России исторический процесс пошел дальше. Россия не ограничилась только посягательством, которое в Европе заканчивалось славной революцией, термидороми другими видами социального реванша. В России было создано общество, которое десятки лет существовало без частной собственности. Подобных беспардонных поступков от России на благословенном Западе мало кто ожидал. Не ожидали даже крупнейшие социал-демократы, в том числе дружившие с основоположниками марксизма. За что другими марксистами, не успевшими пообщаться ни с Марксом ни с Энгельсом,были названы ренегатами. Ведь долгое время русское государство было залогом незыблемости европейских порядков, нередко восстанавливая колеблющиеся треножники тронов европейских монархов. И тут такой исторический конфуз… Россия, вопреки всем прогнозам, рванула вперед так далеко, что пришлось потом возвращаться назад. Но рывок этот был и его не выкинуть из истории. Точно так же, как в последующем Россия удивила мир тем, что уничтожила фашистскую армию, на что не надеялась просвещенная Европа, а в 1961 году вырвалась в космос, что сейчас удивляет даже не только Запад, но и молодых российских граждан, привыкшим уже к уничижительным ярлыкам по отношению к России. Но этих исторических рывков тоже не выбросишь. ***** Понятно, что старое общество не могло остаться без соответствующей интеллектуальной реакции, глубоко переживая это неожиданное историческое коварство, обнажившее уязвимое место старого общества, – его ахиллесову пяту. Вернее, иглу Кащея Бессмертного, в которой хранилась его душа. Причем, уязвимость обнаружилась не в ходе научных исследований коммунистического теоретика К. Маркса, с произведениями которого за несколько десятков лет общество сумело, худо ли бедно ли, но справиться. Добились даже того, что «Капитал», этот «самый страшный удар в голову буржуазии», по словам самого Маркса, был смягчен настолько, что многие коммунистические и, тем более, социалистические партии во второй половине ХХ века отказались включать в свои программы пункт об уничтожении частной собственности. Видимо, Маркс попал «Капиталом» не только в голову буржуазии. Но все это сейчас выглядит действительно комично в условиях, когда при возвращении капитализма в России объем частной собственности достиг чуть не ста процентов. Такова ирония истории, о которой часто писал Маркс: идеологи возврата российского капитализма оказались в большей степени марксистами, чем современные российские коммунисты. ***** Но в годы формирования веховской идеологии до этого еще было далеко, так как в начале ХХ века удар был нанесен госпожой историей, а не интеллигентными теоретиками и не их партиями, которые сейчас, правда, часто живут без всякой теории, но зато с научными степенями. Удар был нанесен коварно и в наиболее грубой форме: в условиях мировой войны и в стране, которая только что встала на путь раз-вития капитализма. Так что от кого-кого, а от России ни западная, ни российская интеллигенция такого исторического подвоха не ожидала. Действительно, она только что оформилась как многочисленная и респектабельная сила общества, а тут такая неприятная неожиданность. Поэтому вполне понятна духовная раздражительность авторов «Вех», почувствовавших, как у них прямо из-под ног уплывает социальная почва, которая позволяла им прославиться в роли интеллигенции. Поэтому более комичной, чем скандальной и тем более смелой выглядит их интеллигентская раздражительность потому, что она была обращена против самой же интеллигенции. ***** Каким образом? Тем, что интеллигенция в их теоретических построениях была оторвана от народа, а та интеллигенция, которая сохраняла эту органичную связь была осуждена. Но тем самым, по своей сути авторы «Вех» отказались от идей гуманизма, разменяв их на служение культуре. Это почувствовали некоторые авторы, понимая необходимость второй выпуска «Вех». ***** Так в чем же оказалась виновна русская интеллигенция и чем были раздражены авторы «Вех» в такой степени, что отказались от идей гуманизма? ***** Действительно, вторая половина XIX века прошла как нельзя успешно для старого мира. Он был на крутом подъеме, и ничто не предвещало исторической бури. Крупные европейские государства позволяли себе иметь многочисленные колонии, устраивать небольшие войны и легко подавлять протесты тех, кто с таких ходом ис-тории был не согласен. Можно сказать, что это было благостное время и для интеллигенции. Далеко не случайно, что именно XIX век стал временем создания класси-ческой музыки, философии, литературы, науки. ***** И вдруг все как-то пошло не по социальной науке, которую в разных формах-культивировала интеллигенция целое столетие. Все пошло даже вопреки здравому смыслу, на который многие политики тоже все еще надеялись. И не только буржуаз-ному здравому смыслу, которым всегда гордилась и гордится буржуазия, а здравому смыслу многих марксистов, которые в течение десятилетий тщательно конструировали образ будущего общества и замеряли возможности революции в каждой из европейских стран. Но вдруг все исторические вехи смешались, и вперед в историческом творчестве стала вырываться страна, которая до сих пор плелась в хвосте мировой истории. Разумеется, старое общество, культивировавшее частную собственность как основу своего бытия многие столетия, все сделало, чтобы общество нового типа не состоялось. Иначе историческое творчество выглядело бы детской игрой. Проект социального реванша выстраивался и вынашивался очень долго и проводился очень упорно и последовательно. Понятно, что мы не можем сейчас входить в детали этого глобального плана, да и в литературе он достаточно расписан и многократно прокомментирован. Скажу только, что все было брошено на то, чтобы социальный реванш стал успешным и никакой надежды на новое общество ни у кого не осталось. Когда даже надежда становится одной из бед человечества, одной из его конструктивных сил в виде различных утопий и антиутопий. Когда, как принято сейчас говорить, наступает «конец истории», который приходит таким образом, что мы его не замечаем. В том-то его и коварство! Поэтому «оставь надежду всяк сюда вхо-дящий» в этот новый социальный мир. И ни одна социальная сила, ни, тем более, интеллигенция, ни государство, ни политические партии не могут ни отменить, ни изменить это состояние исторической безнадеги. Тем более что сама интеллигенция, – эта духовная сила нации, – сейчас сама предлагает свои услуги по созданию такого безнадежного общества, его описанию и толкованию. Она делает это, даже не желая или не замечая этого, так как в этом состоит смысл ее бытия, как она его сейчас понимает. Отказавшись от идей гуманизма и обратив свои взоры на служение культуре, она уже не может свернуть с этого исторического пути и пройдет его до конца. Тем более, что это русская интеллигенция. ***** Многолетнее существование общества без частной собственности можно сравнить с открытием ящика Пандоры. Понятно, что когда ящик Пандоры открывается, то страдают обе борющиеся стороны: кто открывает и тот, кто дарит. Но сильные мира сего сумели найти средства для укрытия от страданий и понимают, что без жертв со своей стороны им не обойтись. Для пущей убедительности они могут пойти даже на очень большие собственные жертвы. Так, через 70 лет выясняется, что лидеры крупных западных стран были в сговоре с Гитлером в его войне против СССР, в то время как собственные народы этих стран стали жертвами нацизма. В годы холодной войны мир не раз стоял на грани войны не просто «горячей», а такой, которая бы привела человечество к самоуничтожению. Как говорят русские, «если не мне, то пусть никому не достанется». Да и сейчас мы видим, как жертвенно и очень «интеллигентно» был пережит и истолкован западной интеллигенцией распад СССР: господствующей идеей всей политической мудрости стала мысль о том, что западное общество победило нас в холодной войне. Российская интеллигенция в своей массе с этой мыслью легко согласилась, так как факт поражения налицо. Возникает только наивный вопрос: почему это наша новая интелли-генция часто выглядит такой победительницей? ***** Таким образом, российские революции, как 1905-1907 гг., так и 1917 г., – отделить их в исторической ретроспективе их невозможно, – вызвали целую культуру противостояния ее последствиям. Настолько мощную, что в современных событиях ничего нельзя понять в судьбе интеллигенции, если мы забудем этот архетип культуры ХХ века. Поэтому вполне понятна болезненная современная реакция на событие 1917 г. И поскольку творческим субъектом культуры всегда ощущала себя интеллигенция, по-этому именно она болезненно переживает все, что связано с революцией. Поэтому вся история русской культуры, включая ее советский период, есть история нескончаемых «Вех», в виде монографических произведений и коллективных сборников, в которых интеллигенция с покаянным видом, но все же высказывает свое осуждение начавшимся историческим прогрессивным преобразованиям. Трудно назвать исторический период, который был бы без своих «Вех» в разнообразных жанрах, начиная от кол-лективных писем в ЦК или правительство (когда нет ЦК) и завершая густым потоком литературной продукции веховского толка, заполонившей сейчас все издательства и СМИ. Веховская идеология стала сейчас очень прибыльной, так как позволяет опубликовать любое произведение, если вы в него вставите идейку, созвучную идеям «Вех». Особенно ценятся высказывания, направленные против революции. При чтении современных текстов о революции возникает даже ощущение, что Октябрьская революция произошла только вчера, а не многие десятилетия назад. Более того, образ Октябрьской революции в современных СМИ подается так, что ее объединяют с Февральской революцией. При этом часто «забывая», что обе революции произошли в ус-ловиях первой мировой войны. И как завершение всего – обвинение Октябрьской ре-волюции во всех современных бедах, для чего и сама революция излагается как следствие заговора большевиков и бунта черни. И все, что произошло трагического в судьбе нашей страны, во всем винится революция, объявляется ее следствием. В том числе и сталинский террор, и нападение Гитлера на СССР, и даже распад российского государства в виде СССР. Какая же интеллигентская душа выдержит такое обвине-ние? ***** Но по этой же причине западная элита никогда не признает российскую элиту, в том числе интеллигенцию, как себе равную по одной причине: российская элита допустила Октябрьскую революцию. В России был совершен тот первоначальный исторический грех, который никогда не забывается и не прощается. Точно так же, как грех Адама и Евы. Ведь в России захотели не только загнать все «прелести зла» снова в ящик Пан-доры, но и выбросить на свалку сам этот ящик вместе с Пандорой. И как бы современная российская интеллигенция ни стремилась преодолеть это западное неприятие нашей элиты, показывая себя даже в большей степени западной, чем сама западная, все равно ей не разрушить ту китайскую стену, которую возвела история, отделив одну историческую эпоху от другой. Разумеется, для кого-то эта стена является проклятием. Но для большей части человечества она остается единствен-ной и неизбывной надеждой на то, что социальная справедливость в мире восторжествует. ***** Так что значение российской революции со временем будет только возрастать. И чем больше политическая элита в содружестве с новой интеллигенцией это неприятное событие будет стирать из социальной памяти, тем его значение будет более весомым. И тогда русская интеллигенция снова окажется в дурацком положении, в котором она оказалась после революций в России начала ХХ века, не узнав или не признав ее. Нелегальная интеллигенция не узнала, а легальная – не признала. Сейчас, в начале XXI века, историческая ситуация совершенно иная. Но, как и в сто лет назад русская интеллигенция не хочет признавать права народа на революцию. Не только в настоящем, но, что звучит уже абсурно, даже в прошлом. ***** Современная новая интеллигенция настолько увлеклась очернением своей истории, что никак уже не может остановиться и задуматься о возможных пагубных результатах такого перекраивания своего прошлого на основе классовой обиды и нового уголовного права. Видимо, обиды на то, что советские годы отняли от новоиспеченных господ столько упущенных возможностей барствовать в прошлом. Сейчас есть даже фильмы, в которых так все показывается, как будто никакого советского общества и не было. И нового уголовного закона, позволяющего вору стать героем, а непо-корному честному человеку – быть безработным или всеми забытым, убитым или прослыть экстремистом. Но надо же как-то оправдать свое нынешнее поведение. ***** Есть разные объяснения фаталистического отношения населения к проводимым сейчас реформам. Мне представляется, что главная причина такого отношения в том, что народ стал заложником собственного согласия на перестройку, которое было дано в конце 80-х – начала 90-х. Поэтому он готов принять на себя многие страдания, чтобы испытать до конца принятую на себя историческую ответственность на рубеже 80-90-х годов. Надо пройти выбранный путь до конца, поскольку с историей шутить нельзя, стараясь переиграть ее в возможности и способности выбирать. Если у отдельного человека есть право на смену своего пути, то у народа такого права нет. Если небо начинает падать, то его остановит только господь бог. ***** В этих условиях судьба интеллигенции, и не только российской складывается крайне сложно и даже трагически. В массе своей она уже совершила исторический реверс и готова отказаться от своего исторического имени. Мы видим, как в ходу больше понятие «интеллектуал». Поэтому новые «Вехи» сейчас не нужны и даже невозможны. Не нужно и невозможно и сменовеховство, как дополнение веховской идеологии. Интеллигенция начинает хорошо осознавать, что историческая ситуация сейчас радикально иная. Кто-то называет ее тупиковой, кто-то объявляет «концом истории», кто-то находит в ней еще какую-то социальную катастрофу. ***** И все же я оптимист. Думаю, что в этом болезненном переживании интеллигенцией случившегося за ХХ век нет ничего страшного, так как сначала нужно глубо-ко пережить социальную трагедия, чтобы потом можно была ее интеллектуально пе-реварить и осмыслить. История учит, что не бывает безвыходных ситуаций. Поэтому самое худшее, что сейчас можно сделать интеллигенции и что она пытается уже делать, – это корпоративными усилиями написать даже не «Вехи», а духовный саркофаг, под которым должна покоиться советская эпоха. С такой же целью, с какой строятся все саркофаги: чтобы выскочившая однажды внутренняя энергия не выскочила еще раз. Но мы только не должны забывать, что уравнивая социальную активность с ра-диоактивностью, мы рискуем потерять тех, кто будет готов спасти и спасет мир от более мощных радиоактивных и других смертоносных выбросов истории. Но вряд ли человечество пойдет на самоубийство. ***** Как показал исторический опыт ХХ века, ни одно из государств старого мира не стало жертвенно бороться с нацистской чумой. Уверен в том, что и современный мировой кризис способны вытянуть лишь люди, которыми движет идея создания общества без кризисов. Легко догадаться, как называется такое общество: оно всегда стоит за спиной старого общества и ждет своего часа. Однако новая интеллигенция чурается, как нечистой силы, серьезных разговоров об этом обществе. Ее пока что вдохновляет идея построить духовный саркофаг, лишающий людей исторической надежды. Но это увлечение ненадолго, так как оно противоестественно. ***** Такая вот социально-мифологическая трансформация произошла с интеллигенцией за ХХ век. Трансформация, начавшаяся с "Вех". И все же новый век будет не веховским.




Владимир ИОРДАНСКИЙ


Выпуски:
(за этот год)