(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект ЛАД

Два века белорусской поэзии

Валерий МОРЯКОВ (1909–1937)

К 100-летию со дня рождения

В 1926 году в книгарнях Минска появилась вышедшая в издании «Маладняка» тоненькая книжечка лирических стихов «Лепестки». Название подкупало мягким теплом, которое как бы проступало изнутри, шло от собранных в ней юношеских стихов – по-весеннему солнечных, светлых и звонких. Да и имя-фамилия автора – Валерий Моряков – воспринимались как красивый литературный псевдоним, хотя были подлинными.

Валерий Моряков родился 27 марта 1909 года в деревне Акалония рядом с Минском в семье известного на всю округу мастерового – муляра (так в Беларуси называли печников-каменщиков). Отец будущего поэта Дмитрий Моряков, желая приобщить сына к своему мастерству, с детских лет стал брать его с собой в качестве ученика-подмастерья. Работа была сезонной, только летом, в остальное время года можно было постигать науку в школе и дома, а главное – вволю читать книги, особенно – поэзию: Лермонтова, Есенина, Блока, Богдановича, Купалу, – незаметно погружаясь в её тайны и постигая красоту слова.

В 15 лет Валерий Моряков расстаётся с мастерком и деревянным молотком каменщика и поступает в Минский педагогический техникум. Небольшая стипендия создавала иллюзию независимости. На это время выпадают и первые публикации в белорусских газетах и журналах. Избранный им путь в литературу приводит его в 1925 году в «Маладняк», в то время ещё единое литературное объединение, не разделившееся на «Маладняк» и «Узвышшу». Будущие оппоненты собирались все вместе в небольшой комнатке Инбелкульта, читали стихи, хвалили и ругали друг друга, спорили.

За свой недолгий творческий путь Валерий Моряков успел выпустить четыре поэтических сборника: «Лепестки» (1926), «На золотом покосе» (1927), «Вершины желаний» (1930), «Право на оружие» (1933). И с каждым сборником всё громче и громче звучали голоса «подсказчиков» – «как петь и о чём».

Валерия Морякова начинают обвинять в «культивации есенинщины», «в мелкобуржуазных настроениях», «в умышленной поддержке чужой и враждебной нам философии «тоски и увядания». И поэт изменяет своему лирическому таланту – начинает писать стихотворную пафосную публицистику, своего рода рифмованные репортажи со строек и промышленных предприятий. Они в основном и составили его последний сборник «Право на оружие».

Но книга, вопреки ожиданиям, не стала для поэта «страховым полисом», оберегающим от критических нападок. Уже в январе 1934 года в газете белорусских писателей «Лiтаратура i мастацтва» появляется большая статья, в которой рецензент М. Климкович с позиций «материализма, марксизма и ленинизма» подверг резкой критике не только последнюю книгу Морякова, но и всё творчество поэта, указав на «грубые политические ошибки». Здесь и «пропаганда буржуазной теории надклассового искусства», и «искажённое отражение нашей действительности», и прочие недопустимые для строителя коммунизма грехи, любой из которых мог стать серьёзным обвинением.

В том же году, окончив Минский педагогический институт, Валерий Моряков уезжает учительствовать в Бобруйск. Он продолжает писать стихи, готовит книгу переводов китайского пролетарского поэта Эми Сяо, иногда печатается. Но нарастающий холодок невостребованности ощущает всё явственней.

Поэт был арестован в 1936 году по обвинению в принадлежности к троцкистской контрреволюционной партии и к не менее мифическому «Союзу освобождения Беларуси». Больше года длилось следствие, но все протоколы допросов кончались лаконичной припиской: «Обвиняемый виновным себя не признал». Однако это не смогло повлиять на решение «тройки».

В ночь с 29 на 30 октября 1937 года были расстреляны 70 представителей белорусской интеллигенции, среди которых 12 литераторов – поэтов, прозаиков, драматургов. Самым молодым из них был Валерий Моряков, которому исполнилось 28 лет.

В 1989 году, к 80-летию со дня рождения Валерия Морякова, в издательстве «Мастацкая лiтаратура» вышла книга реабилитированного поэта «Вершины желаний», вобравшая в себя всё лучшее, написанное им за короткую жизнь. Автор вступительной статьи, известный белорусский критик и литературовед Вячеслав Рагойша, пишет: «Лучшее из творческого наследия Морякова не потеряло своей не только историко-литературной, но и художественной ценности до нашего времени».

Иван БУРСОВ


Жизнь – как море-океан

Поэма

Валерий МОРЯКОВ
1

Жизнь –
словно море-океан,
а счастье –
берег дальний…
Идёт
в пустыне караван,
рыдает ветер
погребальный.

Цветут в Италии сады,
там неба синь
и море рядом.
Крестом раскинув руки,
ты
всё смотришь вдаль
печальным взглядом.

Я счастлив тем,
что дом мой тут
и что
за этот край великий,
мне, может,
голову снесут,
насквозь пронзят
калёной пикой.

И в даль,
где новых песен гуд
и стяга алого сиянье,
другие
край мой
поведут
по ленинскому начертанью.

Тогда
меня вдруг вспомнишь ты,
признаешься в любви,
быть может,
и разных стран земных
сады
на грудь мою
цветы положат.

И снова будет караван
пылить,
и будет счастье сниться.
Жизнь –
словно море-океан,
судьба – как вихрь
в дыму событий.

Что мне Италии сады,
её покой,
и синь, и волны?!
Под новый гул
твоих турбин
я песни
радостью наполню.

2

Мой отчий край!..
Я снова здесь…
Берёзы,
небо над землёю
о счастье
сочиняют песнь,
перекликаясь меж собою.
Так светел день!
Простор и ширь.
С полями вместе
в дивном сне,
одним порывом к солнцу,
жить
так радостно
и сладко мне.
Ах, сердце, тише,
не части!
Она узнала.
Ну и что ж?!
Чтоб погасить огонь в груди,
пойду не торопясь
сквозь рожь.

Привет вам –
новая страда,
и девушка,
и даль,
и зной.
Я возвратился к вам,
сюда
жить этой вечной
красотой.

3

Вновь сердце во весь мах
качнётся раз…
второй…
Как радуга,
в глазах
проступит мир земной.

И в мире ты. Одна
в тени седых берёз.
Померкла синь окна
от капель звёздных слёз.

Сложи мне песню.
Грусть
пусть в ней своё возьмёт.
Напомнят звёзды пусть
нам времени полёт.

А сердце во весь мах
ударит раз…
второй…
Как радуга,
в глазах
померкнет мир земной.

4

Я помню, яблони цвели,
и ветер заливался смехом,
и видно было,
как вдали
стекал по серебристым стрехам
свет месяца.
Дымился луг,
во сне
деревня отдыхала,
негромко пело всё вокруг,
а мне
чего-то не хватало.
Я брёл по саду,
припадал
к цветам губами в дебрях сада,
к тем, что поэт рукой ласкал –
другой,
осмеянный когда-то.

Проходят годы чередой,
вся жизнь – сплошные перемены,
где радость борется с тоской
и обжигает боль измены.

Дороги уводили в тьму,
а я был устремлён к созвездьям.
Стяжательство не потому ль
в моих не прозвучало песнях?

Прошли железные года,
и шевельнулось сердце сладко.
И захотелось,
как всегда,
излиться в песне
без остатка.

Сады иные здесь цветут,
а наши песни
новым ладом
к далёким берегам зовут
свои ударные бригады.

Какой далёкий,
грозный путь!
Как много вёсен в дымке тает!
А мне чего-то
(прямо жуть!)
всё, как и прежде,
не хватает.

5

Прощай, весна моя,
прощай.
Огнём любви твоей
согретый,
не отцвету я
пустоцветом:
ведь предо мной
не гиблый край –
мои друзья,
мои поэты.

У всех есть кто-то близкий, –
знаю.
И у меня был
мой Христос,
который по родному краю
мою печаль
сквозь годы
нёс.

Вот я и поклоняюсь
свято
всему,
что связано с весной,
и юности мечты
и взгляды
я сберегаю,
как заряды,
впрок заготовленные мной.

Перевод Ивана БУРСОВА

Статья опубликована :

№12-13 (6216) (2009-03-25)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Валерий МОРЯКОВ


Выпуски:
(за этот год)