(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Дискуссия

Анкета «ЛГ»

Сергей МИРОНОВ, председатель Совета Федерации РФ

1. «Ревизор» и «Мёртвые души». Нынешний формализм и коррупция чиновников, кажется, перекочевали в нашу реальность со страниц гоголевских произведений. Всё те же прохиндеи и крючкотворцы, псевдосудьи, ляпкины-тяпкины, наживающиеся на народных бедах и нуждах. Современным писателям надо учиться у Гоголя и побольше вникать в окружающую реальность – здесь такие сюжеты, только записывай!

2. Главный персонаж – «маленький человек», который по-прежнему в этом мире никому не нужен и которому негде найти защиту. Он по-прежнему целиком зависит от тяжёлых обстоятельств жизни и всецело находится в руках своего работодателя. Ему, как всегда, сложно отстоять свои права.

3. Вспоминая обличительный талант Гоголя-сатирика, невольно на память приходят строки знаменитой эпиграммы советской поры:

Мы за смех! Но нам нужны
подобрее Щедрины.
И такие Гоголи. Чтобы нас
не трогали.

Сегодня нам, как никогда, нужна гоголевская сатира. Ведь главный её пафос – отрицание, а в нашей действительности так много негативных явлений, не отразить которые невозможно. Поэтому и близок нам Гоголь-сатирик: с его помощью расставаясь с «мёртвыми душами» прошлого, мы вернее сможем строить новую Россию.

Валерий СОЛОВЕЙисторик, политолог

1. Конечно, «Мёртвые души» – это энциклопедия подлинно русских типов и характеров, которые окружают каждого из нас до сих пор. Поэма – удивительно точный взгляд на Россию, взгляд пронзительно-грустный, но не унылый.

2. Очень хотелось бы прочитать, что написал бы Гоголь о нынешних отношениях России и Украины. Вот сюжет сколь смешной, столь и трагический.

3. Мне особо близок Гоголь-мистик, ибо это писатель и пророк, прозревающий смыслы, которые не лежат на поверхности, а таятся в самых глубинах русской жизни. Ему были доступны смыслы, которые мы не можем, а может, не хотим и боимся видеть.

Ренэ ГЕРРА, профессор-славист (Франция)

1. Конечно, «Ревизор», прежде всего «Ревизор», всегда «Ревизор», во веки веков «Ревизор». На мой взгляд, реальность инфернального Гоголя и его актуальность нигде не проявились с такой силой, как в этой сатире, являющейся вершиной великой русской драматургии.

2. Многие персонажи сегодняшней действительности, притом вовсе не только в России, к тому же в самых разных общественных сферах, словно сошли со страниц «Ревизора» и «Мёртвых душ». Гоголем созданы типажи, которые до сих пор окружают нас и ужасают своей пошлостью и низостью. Его видение России поразительно злободневно, но уже нет гоголевской надежды и веры в то, что «Русь – птица-тройка – летит, вся вдохновенная Богом» и что «дают ей дорогу другие народы и государства». Он гениально сумел внушить страх за будущее России всем, кому она дорога.

3. Трудно расчленить Гоголя на какие-то составные части. Феномен его многогранности ещё предстоит осмыслить. У каждого свой Гоголь, и это закономерно. Мне ближе всего Гоголь-сатирик.

Пётр КРАСНОВ, прозаик, Оренбург

1. Конечно же, «Тарас Бульба». Предательство интересов нашего единого русского – из белорусов, украинцев и великороссов – народа со стороны так называемых элит и в Московии нынешней, и в «ридной Батькивщине» зашло так далеко, что уж другого выхода у Отечества, кроме как последовать примеру старого Тараса, что-то и не видится. Продажностью, низкопробным торгашеством охвачены все верха, и эта зараза безудержно распространяется, идёт в низы, растлевая всё и вся. Задаёшься невольным вопросом: неужто всерьёз думают правители, что при таком всеохватном, тотальном, поощряемом сверху разврате можно хоть что-то построить, хотя бы десятую долю обещанного ими? Не верю – что всерьёз и что думают вообще.

2. Параллель «Чичиков – нынешний олигархат» уже не раз походя проводили, но вот буквально предсказать нашу сегодняшнюю дикую ситуацию смог лишь Василий Шукшин – в рассказе «Забуксовал». Вспомните: «Тройке все дают дорогу, все расступаются… Я тогда не понимаю: Русь-тройка, так же, мол… А в тройке – шулер. Какая же тут гордость?..» Логический казус, на котором «забуксовал» герой рассказа, стал жуткой действительностью. Но на этот запредельный цинизм, сдаётся, даже и гоголевского пера «не хватит», тут, скорее, нужен Салтыков-Щедрин. Гоголь любит, жалеет и падших своих героев-персонажей, люди же всё-таки. А как быть с вообще выбывшими из рода человеческого и не попавшими даже в животный? Сразу угодившими в некий демонический, не в иудушки даже – в иуды?

3. Прежде всего он реалист, я думаю. Да, реализм Гоголя необычен, он метафоричен во многом, художественно гипертрофирован, зачастую романтичен даже, но в основе своей имеет чёткую, всячески и всеми узнаваемую действительность – в образах-характерах, доподлинных и подробнейших чертах исторического времени, в актуальнейших проблемах, им подымаемых. Как гений русского слова, он соединял в себе всё вышеназванное в вопросе, оставаясь на почве Богоданной нам реальности.

Евгений РЕДЬКО, актёр Российского академического молодёжного театра, исполнитель спектакля «Портрет» и роли Н.В. Гоголя в фильме «Гоголь. Ближайший»

1. Конечно же, «Портрет». Мне кажется, что для Гоголя это было программное произведение. Оно вмещает его всего: и того Гоголя, которого мы знаем, и того, которого не знаем и, может быть, никогда и не узнаем. Меня печалят «знатоки», утверждающие, что для них никаких тайн в искусстве не существует. «Портрет» даёт человеку возможность для обживания собственного пространства, которое лишь частично пересекается с пространством, созданным автором, и потому даёт простор для самопознания.

2. Тыкать пальцем во что-то конкретное не хочется. Все сюжеты и все персонажи – на поверхности. «Портрет» так просто написан нашим современником: я не про язык, разумеется, а про взгляд кассандровский, проникающий в самую суть людей и явлений, каким, безусловно, обладал Гоголь.

3. Мне трудно выделить что-то одно. В нём всё сочетается, переплетаются фантасмагорические вещи, но всё имеет отношение к абсолютно реальному, земному человеку. Пусть как хотят растаскивают его на отдельные «ипостаси», я остаюсь на стороне Белинского: Гоголь реалист, очень яркий и глубокий. А для меня ещё и гениальный предсказатель, провидец.

Сергей АЛИМОВ, главный художник Центрального театра кукол им. С. Образцова, график, иллюстратор многих произведений Н.В. Гоголя

1. «Мёртвые души», и только они! Чичиковы, мне кажется, никогда не переводились на Русской земле. И сейчас колесит Павел Иванович по городам и весям, покупая мёртвые души. Причём весьма успешно и очень задёшево. Такое предпринимательство сегодня весьма и весьма прибыльно. Потому и процветает.

2. Я не стал бы называть каких-то конкретных «персонажей» из нашей сегодняшней жизни, хотя их и немало. Даже ситуации, достойные гоголевского пера, коих тоже хватает, и с избытком, обрисовывать не хочу. Мне кажется, что такой подход приземляет Гоголя, в чём-то даже опошляет его.

3. Мне близки все – и реалист, и мистик, и сатирик, и даже моралист. Я делал и «Нос», и «Портрет», и «Мёртвые души». Наша последняя премьера – «Вечера на хуторе близ Диканьки». Для меня Гоголь – стихия, в которую погружаешься весь, без остатка. Я люблю его бесконечно, как же я могу «членить» его на какие-то составляющие!

Авангард ЛЕОНТЬЕВ, народный артист России, лауреат Государственной премии РФ за роль Чичикова в спектакле В. Фокина «Нумер в гостинице города NN»

1. Что по нынешним временам может быть актуальнее «Ревизора»? Мы до сих пор легко, я бы даже сказал с радостью, принимаем пустышку за значительное лицо.

2. Достойные гоголевского пера персонажи и ситуации в нашей жизни встречаются на каждом шагу. Взять хотя бы сочинскую выборную эпопею. По абсурдности с ней мало что сравнится: выдвигается невероятное количество кандидатов, которых никто избирать не будет, так как большинство из них до выборов не дойдёт. Тут не только Гоголь нашёл бы для себя сюжет, но и Салтыков-Щедрин с Островским.

3. Я не думаю, что Гоголь – мистик, ведь он был человеком религиозным, а второе исключает первое. Его мучили сомнения – имеет ли он право воздействовать на читателя, достоин ли он писательского поприща. И эти именно сомнения, не оставлявшие его ни на минуту, и привели его к ранней смерти. Я восхищаюсь не только его талантом, но и послушническим смирением, с каким он служил высокой религиозной идее.

Даниил ГРАНИН

1. Безусловно, «Ревизор».

2. Такое ощущение, что сегодня процветает хлестаковщина, – многие выдают себя за важных лиц, не являясь таковыми.

3. Не хочу «расчленять» Гоголя. Он для меня единый писатель и замечателен тем, что в его творчестве были и мистика, и реализм, и величайшая сатира, и сомнения православного человека…

Вильям КОЗЛОВ

1. «Мёртвые души» – причём не по сюжету, а по названию. Россия сегодня – огромное, содрогающееся от потрясений географическое пространство, пустынные провинции и задыхающиеся от безумного количества автомобилей города. Не удивлюсь, если в скором времени начнётся битва между пешеходами и автомобилистами. И боюсь, что народ, задавленный чиновничьим произволом, превращённый в «мёртвые души», в биомассу, вряд ли выйдет победителем в этой борьбе.

2. Думаю, Гоголь опустил бы руки, глядя на нынешних «героев». Слишком мелки они по своим страстям и чувствам, слишком мелкотравчаты – что чиновники, что обыватели. Даже для сатирического произведения нужны личности, характеры. А кто и что может заинтересовать современного испорченного читателя? Он уже всё видел и слышал – в телевизоре, в похабных книгах. Браться за перо, чтобы вывести на чистую воду одного из жуликов, вряд ли стоит, если в общественном сознании жуликоватость стала чуть ли не доблестью, образом жизни для целого класса людей.

3. Гениальный писатель велик во всём. Помню, в детстве меня поразил «Вий». Ни один современный ужастик не сравнится с ним. А «Выбранные места из переписки с друзьями»? Читаешь и ощущаешь все душевные муки писателя, не побоявшегося явить миру самые сокровенные мысли и чувства на темы православия, нравственности, монархии. Гоголь жил в великой России, и даже его сатира способствовала нравственному здоровью народа, а не толкала в пропасть нигилизма, как нынешние смехопанорамы и фестивали так называемого юмора.

Сергей ДМИТРЕНКО, историк литературы;  шеф-редактор газеты «Литература» издательского дома «Первое сентября»

1. К наследию Гоголя вообще не применимо понятие «актуальность». Всё, что написал Гоголь, относится к корневым ценностям нашей культуры, Гоголь присутствует в нашей жизни столь же незаметно и необходимо, как воздух. Как Пушкин. Как Лев Толстой.

2. Этот вопрос напомнил мне давнюю уже историю времён празднования столетия со дня смерти Гоголя. Большевики любили отмечать именно юбилеи смертей наших классиков. И в 1953 году вышла книга о Гоголе, где автор сравнивал Чичикова с тогдашним североамериканским президентом Трумэном. На таких сравнениях он и строил свою концепцию актуальности Гоголя. К счастью, никто из моих современников не отдел культуры ЦК КПСС, не агитпроп,  и потому нет совершенно никакой возможности подсказывать Гоголю «сюжеты из современной жизни». Нет среди нас и Пушкина, который, по гоголевским же рассказам, одаривал его сюжетами. Замечу: даже хорошие фельетонисты испытывают аллергию, когда им подсказывают, что и как писать.

3. Мне просто близок Гоголь, он мне повсюду родной, вплоть до того, что мои по отцу предки веками жили на Полтавщине, недалеко от Миргорода, в Глобинской волости (рядом село Глобино, оцените и этот топоним – вот вам вариация на темы пресловутого глобуса Украины из анекдотов и с истинно гоголевской хитринкой). Нет, не хочу разделять Гоголя.

Елена ПОЛТАВЕЦ, кандидат филологических наук, доцент Московского городского педагогического университета

1. Когда полным ходом шла перестройка и «фрак брусничного цвета» был актуален как никогда, казалось, что мы живём в эпоху новых Чичиковых. Несколько позже укрепление вертикали власти стало наводить на мысль, что мы незаметно перемещаемся в замкнутое уездное пространство «ревизора». Сегодня самым актуальным хотелось бы назвать второй том «Мёртвых душ»... Хотелось бы. Но пора уже заглянуть «в очи», как писал Гоголь.

Самое актуальное произведение – «Вий», с бесстрашным гоголевским призывом не отворачиваться от самой чудовищной истины. А мы всё очерчиваем спасательный круг, который никогда не превратится в спасительный, потому что это круг лицемерия. Именно из гоголевской притчи про философа Хому (пусть, пусть он сомневался!) мы должны наконец понять, что «нет низких истин и высоких обманов, есть только низкие обманы и высокие истины» (Марина Цветаева).

2. Сюжеты и даже персонажи в современности есть, конечно, но это больше по части Салтыкова-Щедрина. У Гоголя ведь не то чтобы сюжеты или персонажи, но – сущности. А вот наши заблуждения он как живописец «искривлённых путей человечества», наверное, понял бы и оплакал, как никто другой.

3. Ещё Николай Бердяев видел, что Гоголь не реалист и не сатирик, а борец с «метафизической глубиной зла». Но он и не православный моралист («христианский» – это ещё куда ни шло, но ведь и это не главное в писателе, даже таком, как Эразм Роттердамский). Мистик? Пожалуй. Каждый писатель – мистик, потому что живёт в мире, им созданном, и читателя туда помещает, помогая ему «выйти из времени» (Мирча Элиаде). Гоголь – печальник о России и перед Богом молитвенник за неё (и за Украину), потому что его писание, даже «Вий» – это и молитва, и «художественная проповедь».

Протоиерей Михаил ХОДАНОВ, главный редактор журнала «Шестое чувство», писатель

1. «Мёртвые души», вторая часть. Николай Васильевич как великий знаток человеческих душ и вместе с тем как истинный христианин, имевший в сердце страх Божий, сжёг своё произведение, поскольку искренне ужаснулся паноптикуму лиц, обступившему его со страниц рукописи. Низость и уродство, подлость и хамский нигилизм, жалкое пресмыкательство и преступное безбожие, необузданная жестокость и оголтелое варварство, дикий разврат и запредельное пьянство – вот что было характерно для «Мёртвых душ-2». Поэтому Гоголь, перекрестившись и прошептав со слезами: грех лгать на Россию, – уничтожил свой гениальный труд.

2. Фурсенко, Шандыбин, Жириновский, Швыдкой, Черномырдин, Немцов, Новодворская, Хакамада. Сюжеты – правосудие по-российски, неуёмная политическая нахрапистость сильных мира сего в их непрекращающейся попытке пристегнуть Россию с её уникальной культурой к глобализационным процессам,  готовящим миру очередную всеопрощающую идеологию жующего и пьющего человеческого стада. А также «ярмо с гремушками да бич».

3. Конечно, Гоголь-реалист. Там заложено всё – и горькая сатира, и светлая любовь к Богу, порождающая добрую нравственность.

Статья опубликована :

№14 (6217) (2009-04-01)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3.5
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов