(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

ТЭК и его альтернативы

ПОЛИТЭКОНОМИЯ

Председатель Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям, президент Российского союза товаропроизводителей Николай Иванович РЫЖКОВ о состоянии и перспективах развития топливно-энергетического комплекса России, возможности отказаться от нефтегазовой «иглы», просто о будущем страны.

– Николай Иванович, что такое ТЭК в нашей жизни?

– Без топливно-энергетического комплекса мы сегодня, и даже завтра и послезавтра прожить не сможем. Ещё в советское время мы слишком увлеклись добычей нефти, газа и других полезных ископаемых. Забыли, что это исчерпаемые источники, и рано или поздно они закончатся. В последние годы углеводороды стали основой нашей жизни. Если в советское время ТЭК решал внутренние проблемы страны, то сейчас без него обойтись невозможно в целом. Думаю, это большая стратегическая ошибка. Лет через 50–70, когда кончатся ресурсы, наши потомки будут нас резко критиковать за это. Скажут: жили люди за счёт нефти и газа и ни о чём больше не думали.

Морской комплекс для добычи нефти и газа месторождения «Лунское» проекта «Сахалин-2»; ИТАР-ТАССВозьмите Саудовскую Аравию, которая буквально плавает на нефти. За последние десятки лет она структурно изменила свою экономику – сегодня более 60 процентов ВВП там не связано с нефтью. Созданы новые отрасли экономики, призванные обезопасить государство от потрясений. Недавно на Координационном совете парламента я говорил об альтернативных источниках энергии. Там были и представители министерств. Мы предложили девять направлений развития и… получили отрицательный ответ правительства. Под надуманными предлогами наши законодательные инициативы были отклонены. Но ведь сегодня уже виден горизонт, за которым заканчиваются нефть и газ! Раньше это была абстракция, а сегодня вполне конкретная перспектива.

Последние 8–10 лет мы лопатой гребли деньги, цена нефти за это время увеличилась в 10 раз. Накопили огромные средства, которые, конечно, сегодня пригодились для того, чтобы гасить пожар, который бушует в стране. Но при этом развития других видов реальной экономики не было. Не строились в должном объёме дороги, предприятия, не обновлялось оборудование, которое уже на 70 процентов изношено. Одно время в России существовал Дорожный фонд, стали строиться дороги, но министру финансов он не понравился, и всё закончилось. В настоящее время в стране просто нет, кроме ТЭК, направлений, которые бы потянули состав под названием «российская экономика».

– Наша экономика к тому же больна монополизмом…

– Наиболее наглядный пример – газовая отрасль. В России кроме мощного монополиста – государственной корпорации «Газпром» должны быть и другие производители газа. Для этого нужны новые жёсткие законы. Действующий ныне закон о естественных монополиях был принят в 1995 году, когда страна проедала советские запасы. Но по прошествии почти полутора десятилетий многое изменилось… Да, «Газпром» – монополия, но производство алюминия разве нет? То же самое с цементом. Цены на этот стратегический строительный материал выросли в разы, и его стало выгоднее покупать в Казахстане и в Турции. Ещё один пример – «нефтянка». В России существует 7–8 вертикально интегрированных компаний. Но при этом разница в цене на бензин на разных автозаправочных станциях и в разных регионах ничтожно мала. Налицо классический картельный сговор. При этом электроэнергетику сегодня можно с большой натяжкой назвать монополией, поскольку она разбита на три части. То же самое со связью. Стационарная – монополия, а вот мобильная – нет. На этих примерах видно, что базовый закон о монополиях нужно менять. Изменения уже готовятся, но на недавно проведённом тематическом круглом столе, в котором участвовали представители заинтересованных министерств и ведомств и парламентарии, мы увидели непримиримые противоречия между ними.

– В какой степени государственный и частный капиталы готовы сегодня прийти в проекты по развитию альтернативной энергетики, основанной на экологической безопасности и экономии исчерпаемых ресурсов?

– Я являюсь одним из авторов закона об альтернативных моторных топливах. За 25 лет мы перевели в нашей стране на газомоторное топливо (при этом сидим на газе!) 50 тысяч автомобилей, а, например, в Германии на нём ездят 500 тысяч машин, а в Японии – миллион. К 2015 году в Европе около 23 процентов автомобилей будут «бегать» на этом топливе. Мы же никак не можем принять закон. Потому что люди, которые делают из нефти топливо, кровно не заинтересованы в развитии альтернативных источников энергии. Можно делать топливо из леса, из кукурузных стержней, которые никому не нужны, в пищу их не применяют даже животные.

Считаю, что если не будем заниматься альтернативным топливом, через полвека мы окажемся в тяжелейшем положении, но пока не все министерства это понимают. Более того, конкретные чиновники из них не хотят брать на себя ответственность, ссылаясь на то, что им категорически запрещено давать официальные отзывы на закон, вносить в него дополнения и уточнения. Получается, что между тремя ветвями власти встаёт железный занавес.

– Какую роль в будущем вы отводите атомной энергетике?

– После чернобыльской катастрофы 1986 года Западная Европа, Америка твердили, что мы должны отказаться от этого вида энергетики. При этом действовала политика двойных стандартов. Действует она и до сих пор. Собирается что-то делать в этой сфере Болгария или Армения – поднимается страшный шум. При этом никто не говорит о том, что Франция 80 процентов электроэнергии производит на АЭС. Я убеждён, как и раньше, что атомная энергетика России просто необходима. Практически лет 15 после тех трагических событий мы ничего не делали, и это нанесло огромный вред нашему государству. Сейчас у нас открываются неплохие перспективы, хотя… У нас был прекрасный завод «Атоммаш», лучшее предприятие в мире по изготовлению оборудования для атомной промышленности. Такого современного гиганта не было ни в Европе, ни в Америке. Его просто разгромили.

Настало время собирать камни. Кадры потеряны, науке нанесён огромный ущерб. Но шаг за шагом начинается восстановление производства. В дальнейшем, по моему убеждению, электроэнергетика будет держаться на двух основных столпах – атомной энергии и угле, которого хватит на много столетий. Возможно, ещё торф.

– Вернёмся к нефти. Когда же всё-таки от добычи сырой нефти нефтяные компании перейдут к производству качественного топлива мирового уровня?

– У нас 27 заводов по переработке нефти. Они вертикально интегрированы в добывающие компании. По нашим данным, из них только три могут производить бензин Евро-3 и Евро-4. В своё время был принят закон, который устанавливал сроки перехода на эти стандарты, но затем он был отменён. Я понимаю, что переделывать заводы нелегко. Нужны деньги, люди, технологии. Но главное – нужно изменить сознание наших экономистов.

Недавно министр Эльвира Набиуллина пригласила нас на расширенную коллегию Министерства экономического развития. Ушёл я оттуда разбитый. Хорошие доклады, умные слова, правильные интонации. Но никто из выступавших не сказал ничего о сельском хозяйстве, о газовой промышленности, о нефтяной, об атомной энергетике, о машиностроении, о металлургии, о химии. О том, что должно отжить, а что родиться в результате кризиса. Звучали цифры, цифры, цифры… Инфляция, проценты, уменьшение-увеличение ВВП…

При этом отраслей, которые создают реальную продукцию, за этими цифрами видно и слышно не было. Значит, мы и дальше будем продолжать внедрение монетаристской теории? Ведь однажды, в 1998 году, мы уже «лопнули», плывя по такому течению…

– Если позволите, обратимся к нашей недавней истории. Были фундаментальные основания для разрушения СССР?

– Я глубоко убеждён, что нет. Мы были великой, мощной страной с гигантской территорией, с образованным народом. У нас были необъятные запасы полезных ископаемых. Нет ни одного элемента в таблице Менделеева, которого у нас не было! Надо было лишь исправлять то, что устарело, отжило своё. А мы взяли и разрушили все до основания.

Кстати, у меня с Горбачёвым в последние годы были тяжелейшие отношения, с января 1991 года я с ним всего дважды виделся, да и то совершенно случайно. Однако должен сказать, что он не ставил своей задачей разрушение страны. То, что ему приписывают сейчас – якобы что он специально под диктовку американцев это сделал, – неверно. Просто у него не было природных данных руководителя такого государства, как СССР. Вместо того чтобы лечить болезнь, он пошёл на поводу у ситуации, шаг за шагом сдавал позиции…

Перестройка начиналась в 1985 году не для того, чтобы разрушить страну. Ставилась задача – оздоровление экономики. Мы прекрасно понимали по многим причинам, что наступило время иного развития экономики, строительства рыночных отношений.

Я предлагал три варианта возможного развития страны. Остановились на том, что пора переходить на рыночные отношения, дать возможность людям проявить инициативу, но при этом чётко зафиксировать государственное регулирование и социальную направленность государства. Надо было идти по этому пути, а мы в 88-м году вдруг начали заниматься не только экономикой, но ещё и модернизацией государственного устройства, общественной и политической жизни. Тут и поехало, и покатилось… Ни одно государство в мире, которое проходило реформирование экономики, не ослабляло государственное устройство, никогда!

Я говорил Горбачёву, что этого нельзя делать. Предлагал завершить сначала одно, а потом уже смотреть, надо ли менять другое.

К примеру, Китай занялся реформированием экономики с 1979 года, но они не позволили расшатать государственную систему. В Корее и Японии то же самое. Даже Людвиг Эрхард в 60-е годы в Германии применял достаточно жёсткие меры госрегулирования. Да, в стране надо было начинать изменения, но не допускать торопливости, невзвешенности решений. А пошло всё именно по этой стезе. Создалось впечатление, что у Горбачёва от славы закружилась голова. Он за границу приезжает, его там все приветствуют, тысячи людей целуют-обнимают. Вот он и подумал, что на него возложена особая миссия.

Я уверен, что специально был создан такой ажиотаж за рубежом, для того чтобы отвлечь его от внутренних бед. Когда же в 90-м году Горбачёв схватился за голову, было поздно.

Беседовал Илья ХАРЛАМОВ

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com: 

ТЭК и его альтернативы

Председатель Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям, президент Российского союза товаропроизводителей Николай Иванович РЫЖКОВ о состоянии и перспективах развития топливно-энергетического комплекса России, возможности отказаться от нефтегазовой «иглы», просто о будущем страны.

КОД ССЫЛКИ:
Статья опубликована :

№21 (6225) (2009-05-20)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,8
Проголосовало: 5 чел.
12345
Комментарии:
20.05.2009 19:54:14 - кондратьев олег пишет:



СССР развалился ,в 1-ю очередь из за того,что у власти оказались ренегаты. Чего стоит "эволюция" Горбачева : от генсека и "больше социализма"до рекламщика пиццы и "я всегда был против коммунизма". Все кто был с ним (кадрами занимался ведь он сам) тоже способствовали этому.Можно подумать,что Рыжков дворником работал.Сколько вранья, глупостей было в эту "перестройку! Штирлиц,который стал фюрером. А Нобелевская премия ,ну очень, похожа на серебро...


Илья ХАРЛАМОВ


Выпуски:
(за этот год)