(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Настоящее прошлое

Нас не гнали на убой

ПОЛЕМИКА

Документальный фильм «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова» вызвал острые споры. Многими ветеранами он был воспринят как оскорбление (письмо Героя Советского Союза писателя Владимира Карпова опубликовано в «ЛГ», № 19–20), а вот наши кинодеятели, напротив, удостоили фильм премии «Ника». В преддверии 68-й годовщины начала Великой Отечественной войны для завершения дискуссии по поводу этой скандальной ленты мы предоставляем слово участнику сражения подо Ржевом Махмуту ГАРЕЕВУ, президенту Академии военных наук, доктору исторических наук, генералу армии в отставке.

Содержание фильма «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова», толкования важнейших исторических событий, комментарии ведущих в большинстве своём не соответствуют тому, что в действительности было во время войны, и с точки зрения научной военной историографии являются не состоятельными. Не делается даже никакой попытки проанализировать сущность и особенности операций, проведённых в 1942 году на Ржевско-Вяземской земле. У нас есть историки, которые уже многие годы занимаются исследованием операций, проведённых на Ржевско-Вяземской земле. Ещё живы их непосредственные участники, сражавшиеся на поле боя, работавшие в то время в Генштабе, штабах фронтов и армий. Но ведущими и толкователями операций назначены две дамы – Елена Ржевская (бывшая во время войны переводчиком) и Светлана Герасимова – сотрудница Тверского областного музея. При всём уважении к ним они, разумеется, не обладают ни знаниями, ни опытом работы, чтобы компетентно судить об оперативно-стратегических аспектах этих операций. Всё, что они говорят, заимствовано в основном из печально известных книг американского историка Д. Глэнца и немецкого генерала Гроссмана, злобных публикаций некоторых отечественных антироссийски настроенных экстремистов. И то, что моя персона оказалась в этом фильме, для меня явилось неожиданностью. После одной из конференций на Поклонной горе меня попросили высказаться по поводу операций, проведённых под Ржевом, Сычёвкой, Вязьмой в 1942 году. Но кое-что из очень важного, о чём мне довелось говорить, обкорнали, оставили несколько слов, вырванных из общего контекста. Оставили лишь то, что, по замыслу авторов, свидетельствовало бы о бессмысленности боёв на Ржевско-Вяземской земле, жестокости Жукова и других военачальников, бездарности командиров, неумелости солдат, неисчислимых потерях, данные о которых в ряде случаев просто надумываются.

Настоящая война, не по Пивоварову;  Анатолий ГАРАНИННаша армия представлена самым неприглядным образом, как скопище тупых, неорганизованных и неуправляемых солдатских масс. Нет никаких умелых действий, ни подвига, ни героизма. Мы, фронтовики, знаем, что это не так. Немало было и всякой неразберихи, ошибок, неудач. Но были и подвиги, и немало случаев мужества и героизма.

В фильме ничего этого мы не видим. И история 33-й армии, оказавшейся в окружении, действия Жукова и командарма Ефремова изображены не совсем достоверно.

Были ошибки и со стороны Ставки ВГК, командования фронта, не совсем безупречными были решения и действия командующего армией. Главное состоит в том, что попавшие в окружение войска должны прорываться в том направлении, куда им приказано и где навстречу им готовится удар войск других армий. Без таких согласованных действий, да ещё в обход решений и приказов командующего войсками фронта, трудно рассчитывать на успех.

Но самое поразительное в фильме то, что роль главных судей и толкователей событий и характера действий войск, в том числе наших войск, отведена недобитым фашистам, которые, совершив агрессию, нанеся нашему народу неисчислимые бедствия, но потерпев сокрушительное поражение, теперь получили возможность во всём нас поучать и оскорблять ветеранов войны, рассуждая о том, что наших солдат, как скот, отправляли на бойню. Неслучайно рефреном всего фильма проходят слова «о мясорубке», «о бойне». Один из этих нацистов даже говорит, что они под Ржевом защищали свою Родину, выполняли свой долг. А мы, выходит, были просто баранами. До такой низости и морального падения даже в худшие времена наши СМИ ещё не доходили.

Приходится ещё раз сказать, что нас, фронтовиков, никто на убой не посылал, мы сами осознанно шли в бой, чтобы действительно защищать свою Родину, которую фашисты хотели поработить. Весь фильм направлен к тому, чтобы превознести фашистов и охаить свою армию. Получается так, что не фашисты убивали наших солдат, а Жуков и другие военачальники по злому умыслу истребляли их.

Некоторыми кругами при поддержке разных зарубежных спонсоров ставится задача вселить в сознание молодёжи отвращение к российской истории, изобразить наше прошлое в самых мрачных тонах, вытравить сознание гордости за свою Родину и внушить, что и в прошлом воевали напрасно и сегодня нам защищать нечего.

Во время Великой Отечественной войны ожесточённые сражения на Ржевско-Вяземской земле шли почти два года. В январе–апреле 1942 г. проводилась Ржевско-Вяземская наступательная операция, являвшаяся продолжением Московской битвы. Войска Калининского и Западного фронтов продвинулись на глубину от 150 до 350 км. Была значительно ослаблена группа армий «Центр» противника.

В июле-августе 1942 г. проводилась Ржевско-Сычёвская наступательная операция с целью не допустить переброски немецких войск на юго-западное направление. В ноябре–декабре 1942 г. проводилась так называемая операция «Марс», главным образом с целью сковать силы центральной группы армий противника и не допустить переброски войск с московского на сталинградское направление. В этих операциях советские войска не имели существенного продвижения, но цели этих операций были достигнуты.

При анонсировании фильма «Ржев» особо усердно рекламировалось то, что перечисленные выше операции до сих пор скрывались и теперь авторы фильма впервые расскажут правду о них. Но эти операции, в том числе и операцию «Марс», специально никто не скрывал. Для неосведомлённых людей, не утруждающих себя чтением серьёзной исторической литературы, всегда кажется, что от них что-то скрывают.

Для тех, кто действительно хочет что-то знать, можно сослаться на 6-й том «Истории Второй мировой войны 1939–1945 гг.», изданный в 1976 году, где упоминается операция «Марс» и на карте обозначено место её проведения. Об этой операции упоминается в увидевшем свет в 1961 году «Стратегическом очерке Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», говорится в воспоминаниях Г.К. Жукова, Л.М. Василевского, М.Д. Соломатина, М.Е. Катукова, А.Х. Бабаджаняна, Н.М. Хлебникова, А.П. Белобородова, К.Н. Галицкого и других военачальников. В военных академиях читались лекции об этих операциях. Имеются в достаточном количестве архивные документы и материалы по этой операции. И, вообще, как могут быть неизвестными операции, в которых участвовали миллионы людей!

Относительно операции «Марс» много недопонимания и спекуляций ещё и потому, что это не классическая стратегическая операция. Некоторые её аспекты неоднозначны и сложны для непосредственного восприятия неосведомлёнными читателями.

Во-первых, является заблуждением и не соответствует действительности мнение, будто операции на южном (сталинградская – «Уран») и западном («Марс») направлениях – это две самостоятельные стратегические операции. После неудач в летне-осенних кампаниях 1941 и 1942 гг. страна, Государственный комитет обороны прилагали огромные усилия к тому, чтобы обеспечить резервами, оружием, боеприпасами, другими материально-техническими средствами войска, предназначенные для контрнаступления под Сталинградом. Да и там обеспеченность боеприпасами была в 1,5–2 раза ниже, чем в последующих наступательных операциях Великой Отечественной войны. И тем более не было возможности хотя бы в таком же объёме, как под Сталинградом, обеспечить действия войск на западном направлении. В первую очередь это относится к ГСМ, артиллерийским, танковым и авиационным боеприпасам. Вообще, это большой изъян нашей военно-исторической литературы, когда при описании той или иной операции перечисляют, сколько имелось у противостоящих сторон танков, орудий, самолётов, но ничего не говорят о степени обеспеченности боеприпасами, как это делается и в фильме «Ржев». А без них любое оружие становится неполноценным. В отличие от суворовских времён, когда полководец мог по своей инициативе предпринять наступательные действия, в годы Великой Отечественной войны для того, чтобы какая-либо стратегическая наступательная операция состоялась, в интересах её проведения, по существу, должна была работать вся страна. И к середине ноября 1942 г. с большим трудом удалось обеспечить материально лишь одно Сталинградское направление.

Учитывая опыт предшествующей кампании первого периода войны, осенью 1942 года Ставка ВГК отказалась от одновременного проведения крупных наступательных операций на нескольких стратегических направлениях. ГКО и Ставка признали необходимым «считать предстоящую операцию в районе Сталинграда главным мероприятием до конца 1942 года на всём советско-германском фронте, сосредоточив на ней основное внимание и усилия партии, правительства и всего советского народа».

Замысел Ставки ВГК состоял в том, чтобы «вначале разгромить неприятельскую группировку в междуречье Волги и Дона, а затем нанести удары на Северном Кавказе, Верхнем Дону и под Ленинградом. Чтобы сковать противника и лишить его возможности маневрировать силами, предусматривалось провести также наступательные операции в районах Великих Лук, Ржева и Вязьмы».

Главная цель операции в районе Ржевско-Вяземского выступа состояла, таким образом, в том, чтобы не допустить переброски резервов из состава группы армий «Центр» на южное направление, а по возможности и привлечь к себе дополнительные силы противника и тем самым обеспечить успех Сталинградской операции.

Как пишет Маршал Советского Союза А.М. Василевский, после обсуждения в Ставке ряда вопросов план и сроки Сталинградской операции были окончательно утверждены Верховным главнокомандующим И.В. Сталиным, и Г.К. Жуков получил вслед за тем задание подготовить отвлекающую операцию на Калининском и Западном фронтах. А в фильме дело изображается так, что эту операцию предприняли по телефонному звонку Сталина.

Иногда говорят, что на московском направлении было больше сил и средств, чем на Сталинградском, и поэтому операция «Марс» не может считаться отвлекающей.

Следует иметь в виду, что в геостратегическом или стратегическом масштабе не всегда возможно и целесообразно резкое формальное разделение на главное и второстепенное направления и сосредоточение на главном значительно превосходящих сил. Летом 1944 г. общая численность Вооружённых сил только США составляла уже около 11 млн. человек (не считая британских, канадских и др.), а для проведения главной Нормандской операции было выделено около 3 млн. человек. Сосредоточение большего количества сил и средств просто не требовалось, оно могло раскрыть саму подготовку операции.

Надо учитывать также, что наиболее угрожающим для советского командования оставалось московское направление, и ослаблять его, и рисковать в обстановке конца 1942 г. было никак нельзя.

Конечно, в директивах фронтам не говорилось об отвлекающем характере проводимых ими наступательных операций и даже ставились задачи «разгромить основные силы группы армий «Центр». Это вполне понятно, ибо войска надо было убедить в серьёзности стратегических намерений советского командования на западном направлении. Но лично командующих фронтами и армиями посвящали в суть операции. Командующий 3-й ударной армией К.Н. Галицкий в своих мемуарах рассказывает, что 19 ноября 1942 г. на командный пункт его армии прибыл Г.К. Жуков в сопровождении командующего фронтом М.А. Пуркаева. Г.К. Жуков объяснил командарму:
«Все эти удары, взаимодействуя между собой, обеспечивают начавшееся сегодня контрнаступление советских войск под Сталинградом, сковывают резервы врага. Такова основная роль и 3-й ударной армии. Возьмёте вы Новосокольники или нет – всё равно задачу будем считать выполненной, если притянете на себя силы врага и он не сможет их снять с вашего участка для переброски на юг…» «Но такая постановка вопроса, – замечает далее К. Галицкий, – резко меняла весь характер будущей операции. Наступление надо было организовать так, чтобы возможно дольше отвлекать силы врага». Командиров соединений и частей в эти тонкости не посвящали.

Если внимательно вглядеться на карту операции «Марс», то нетрудно заметить, что удары наносились на широком фронте, на ряде разобщённых направлений с целью максимально сковать все основные группировки войск группы армий «Центр». При этом армии фронтов переходили в наступление в разные сроки. Так, 24 ноября начала активные действия 3-я ударная армия на великолукском направлении, на другой день – 41-я, 22-я, 39-я армии Калининского и 20-я армия Западного фронта. 28 ноября началось наступление Северо-Западного фронта против демянской группировки противника.

Стратегическая операция с далеко идущими решительными целями так не проводится, не говоря уже о том, что это не жуковский стиль. Г.К. Жуков, как известно, всегда добивался максимального сосредоточения сил и средств на решающих направлениях.

Ставка ВГК, лично И.В. Сталин, придавая особое значение обеспечению успеха на сталинградском направлении, были настолько преисполнены решимости приковать внимание германского командования к западному направлению, что пошли в этом отношении на самые экстраординарные меры. Кроме реальных наступательных действий, были осуществлены различные дезинформационные акции. По этому поводу один из руководителей разведки по линии НКВД П.А. Судоплатов пишет: «Дезинформация порой имела стратегическое значение. Так, 4 ноября 1942 года Гейне-Макс (агент советской разведки. – М.Г.) сообщил, что Красная Армия нанесёт удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью. Не подозревавший об этой радиоигре Жуков заплатил дорогую цену… Но он так никогда не узнал, что немцы были предупреждены о нашем наступлении на ржевском направлении, поэтому бросили туда такое количество войск».

Всё это только ещё раз подтверждает, что И.В. Сталин был готов пойти на всё ради выигрыша главного сражения под Сталинградом, и, конечно, он не стал бы так делать, если бы на западном направлении действительно затевалась равноценная стратегическая операция. А ведь Д. Глэнц и придерживающиеся его точки зрения историки и авторы фильма, рассматривая ход операции «Марс» в отрыве от реальных и весьма сложных хитросплетений замыслов сторон, исходя лишь из отвлечённых, примитивно понятых принципов военного искусства, пытаются обвинить Г.К. Жукова и командующих фронтами в том, что они даже не позаботились об обеспечении внезапности перехода в наступление. Видите ли, нынешние «толкователи» операции «Марс» знают, что наступление должно быть внезапным, а полководцы того времени до этого додуматься не могли.

При проведении всех операций на западном стратегическом направлении, в том числе и операции «Марс», над их организаторами и руководителями постоянно довлели и оказывали определяющее влияние военно-политические соображения, связанные с безопасностью и удержанием Москвы. В первой половине войны столица была остовом, основой устойчивости всего советско-германского фронта. Где бы ни наносил главный удар противник и куда бы Ставка ВГК ни направляла основные усилия, на первом плане у неё была Москва. С её потерей становилась практически безнадёжной судьба Ленинграда, других городов и районов СССР. Наступление германских войск на юге в 1942 г. показало, что при условии удержания Красной армией Москвы и прилегающих к ней центральных районов даже в случае глубокого продвижения противника на других направлениях и наших тяжёлых потерь в результате этого страна сохраняет шансы для противостояния врагу.

Это ясно осознавали как советское Верховное главнокомандование, так и германское. Ставке ВГК на западном – московском – направлении ни при каких обстоятельствах нельзя было рисковать и требовалось действовать только наверняка. Но и гитлеровское военное руководство хорошо понимало значение Ржевско-Вяземского плацдарма, рассматривая его как пистолет, направленный в сердце нашей страны.

На московском направлении действовали отборные, самые боеспособные и практически только немецкие дивизии, тогда как на юге последние составляли лишь около половины общего состава войск. Остальные – итальянские, румынские, венгерские – соединения действовали в основном на флангах германской армии и представляли собой наиболее слабое звено всей группировки. Но среди войск, нацеленных на Москву, таких слабых мест практически не было.

Вследствие такого состава противника во всех операциях на западном направлении военные действия носили особо ожесточённый и упорный характер. О том, насколько трудной задачей было наступление против подобной группировки вермахта, свидетельствует и опыт неудачных наступательных операций Западного фронта зимой 1943/44 гг. на территории Смоленской области и в Белоруссии.

Конечно, надо признать и то, что при подготовке и проведении операции «Марс» со стороны советского командования имели место и серьёзные упущения. Как уже отмечалось, низкой была обеспеченность боеприпасами; не всегда должным образом срабатывала разведка. Из-за этого пехота и танки были вынуждены прорывать сильно укреплённые и недостаточно подавленные оборонительные позиции противника. Приходилось действовать на очень сложной местности, которая давала больше преимуществ обороняющейся стороне. Ставка ВГК, а вслед за ней и командующие фронтами в стремлении более надёжно сковать противника и держать его в постоянном напряжении требовали от войск непрерывно атаковать, не давая времени и возможности тщательно подготовить новое наступление. Всё это привело к большим людским потерям, из которых только безвозвратные составили в операции «Марс» 70,4 тыс. человек (14% численности войск к началу операции). Потери, к сожалению, велики, однако они сопоставимы с потерями в других, не менее сложных и трудных операциях. Так, например, в Синявинской операции Ленинградский фронт потерял 21,1%, Юго-Западный и Донской фронты в контрнаступлении под Сталинградом соответственно 16,2 и 15,1% численности войск к началу операции.

Мы, участники боёв на Ржевско-Вяземской земле, тяжело всё это переживали, немало кляли начальство. Да и по прошествии шести десятков лет, когда начинаешь понимать, почему и во имя чего мы так были вынуждены действовать, от этого легче не становится. И боль за погибших товарищей до конца не утихает.

Вместе с тем, говоря о недостатках в управлении войсками, нельзя, конечно, всё сводить к ошибкам Г.К. Жукова, как это делается в фильме «Ржев».

Сам Георгий Константинович не раз выражал свою неудовлетворённость итогами операции «Марс», в том числе и в беседе с К. Симоновым.

Надо иметь в виду, что, поскольку Ставка видела свою главную задачу в руководстве операцией на сталинградском направлении, туда же было приковано и основное внимание заместителя Верховного главнокомандующего Г.К. Жукова. Достаточно сказать, что и в ходе оборонительных сражений, и при подготовке контрнаступления (до середины ноября 1942 г.) он работал в войсках Юго-Западного и Донского фронтов. В ходе Сталинградской контрнаступательной операции Г.К. Жуков участвовал в выработке решения Ставки ВГК по разгрому группировки генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, пытавшейся деблокировать попавшие в окружение под Сталинградом немецко-фашистские войска генерал-полковника Ф. Паулюса, по завершению уничтожения окружённых соединений и частей и ряду других важных событий в ходе развития этой операции.

Малоизвестен тот факт, что в начале января 1943 года генерал армии Жуков снова появился в войсках Воронежского фронта. Об этом пишет и бывший начальник штаба немецкого 48-го танкового корпуса.

Вы спрашивали, почему больше всего нападок на Жукова. На этот вопрос в своё время ответил небезызвестный А.Н. Яковлев. Он говорил: «Надо обрушить Жукова, тогда остальные сами повалятся».

В целом, несмотря на определённые просчёты, Г.К. Жуков в основном выполнил свою задачу по координации действий фронтов на западном направлении. Как и предполагал И.В. Сталин, само прибытие туда Г.К. Жукова встревожило германское командование, которое сочло, что появление такого военачальника, как Жуков, означает подготовку крупного наступления на западе. На этом направлении до 24 ноября 1942 года (в районе Витебска) Гитлер держал генерал-фельдмаршала Э. Манштейна и, только окончательно поняв, где происходят главные события, отправил его под Сталинград.

Упрёки относительно недостатков в подготовке и проведении операции «Марс» можно (и нужно!) адресовать также командующим войсками Калининского (генерал-полковник М.А. Пуркаев) и Западного (генерал-полковник И.С. Конев) фронтов, командармам и командирам соединений и частей. Да и мы, командиры низового звена, не можем не признать, что и у нас далеко не всё получалось.

Несмотря на все эти издержки и тяжёлые потери, нет веских оснований для того, чтобы считать операцию «Марс» провалом или «крупнейшим поражением маршала Жукова», как об этом пишут Д. Глэнц и другие авторы. Как нет оснований и для утверждения, что и другие операции, осуществлённые в районах Ржева и Вязьмы в 1942–1943 гг., были напрасными.

Германское командование вначале ставило своей целью разгром советских войск на западном направлении, овладение Москвой. После провала наступления в 1941 году оно стремилось любой ценой удержать Ржевско-Вяземский выступ для возобновления удара на столицу.

Цель советского Верховного главнокомандования состояла в том, чтобы удержать Москву, сорвать попытки противника продолжить наступление на московском направлении, лишить его Ржевско-Вяземского плацдарма, а осенью 1942 года, кроме того, сковать основные силы группы армий «Центр» и не допустить переброски вражеских резервов на сталинградское направление.

Чем всё это кончилось?
Гитлеровскому военному руководству ни одной из поставленных целей достичь не удалось: не только не была взята Москва, но немецко-фашистские войска в итоге боёв были выбиты с Ржевско-Вяземского плацдарма; не удалось противнику перебросить силы и на сталинградское направление, где вермахт терпел жестокое поражение.

Советские войска на западном направлении сорвали наступление врага на Москву, освободили Ржевско-Вяземские земли и, сковав силы группы армий «Центр», обеспечили полный разгром гитлеровцев под Сталинградом.

Маскировочные и дезинформационные мероприятия, осуществлённые при подготовке операций «Марс» и «Уран», позволили убедить германское командование в том, что главный удар Красная армия нанесёт против группы армий «Центр». Исходя из этого, оно в октябре-ноябре 1942 года перебросило дополнительно на западное направление всю 11-ю армию Э. Манштейна, которая готовилась к штурму Ленинграда.

С переходом войск Калининского и Западного фронтов в наступление в 20-х числах ноября 1942 года и до 18 декабря того же года германское командование не только не смогло направить резервы под Сталинград, но было вынуждено привлечь на московское направление из резерва ОКХ и стран Западной Европы ещё 5 дивизий и 2 бригады. Кроме того, за счёт перегруппировки войск и резервов группы армий «Центр» на направления, где советские войска наносили удары в районах Ржевско-Вяземского выступа, Великих Лук, ему пришлось перебросить ещё 10 дивизий. Только во второй половине декабря противнику удалось направить с центрального участка фронта на юг всего 2 дивизии. Таким образом, поставленная Ставкой ВГК перед операцией «Марс» задача – сковать силы группы армий «Центр» и не допустить переброски резервов на сталинградское направление – была решена.

Если судить по конкретным результатам, то победа в конечном счёте была на стороне советских войск. Так что не приходится особенно скорбить по поводу итогов проведённых операций на западном направлении, в том числе и операции «Марс».

Людей, которым больше по душе всё чужое, «забугорное», приводит в умиление заявление воевавшего под Ржевом немецкого генерала Х. Гроссмана: «Непобеждённым покинул немецкий солдат Ржевское поле сражения». А мы вроде вступили на эти земли побеждёнными. Но войска Западного фронта, воевавшие на Ржевско-Вяземском плацдарме, пришли в Берлин и Кёнигсберг. Известно также, чем это всё закончилось для «непобеждённых» гроссманов и их войск.

По мнению ниспровергателей ржевско-вяземских сражений, один из показателей «провала» советских войск и их командования состоит в том, что в ходе операции «Марс» ими не была полностью выполнена задача по разгрому группы армий «Центр». Но эта группа, как и советские фронты, терпевшие неудачи в 1941–1942 гг., непрерывно пополнялась людьми, оружием, материальными средствами и продолжала действовать до конца войны.

Таким образом, операция «Марс» не являлась обычной в классическом понимании стратегической операцией. Её проведение было подчинено интересам обеспечения успеха контрнаступления под Сталинградом. В этих целях войска на Ржевско-Вяземском выступе вели как оборонительные, так и наступательные операции. С некоторыми допущениями можно утверждать, что они сыграли примерно такую же роль, как Верден в 1916 году, сковавший главные силы германской армии и позволивший подготовить наступательные операции англо-французских сил на других направлениях. Они не менее самоотверженно и героически выполняли поставленные им задачи, чем бойцы и командиры на других участках фронта.

Упорные и ожесточённые сражения в районе Ржевско-Вяземского выступа надламывали и истощали силы врага. Они подготовили условия не только для победы под Сталинградом, но и для успешного проведения последующих наступательных операций в 1943–1945 гг., которые привели нас к окончательной победе над нацистской Германией. Нельзя забывать и о том, что в 1941 году мы потеряли основную часть кадровой армии и теперь в боях создавали и закаляли новую армию.

В связи с этим уместно напомнить записку, которую известный отечественный военный историк и теоретик А.А. Свечин в марте 1930 года представил наркому обороны К.Е. Ворошилову. В ней, в частности, он отмечал, что право на наступление ещё надо заработать. Только успешная операция сотен дивизий во всех фронтах позволит четырём десяткам дивизий нанести молниеносный удар на избранном направлении и добиться безусловной победы.

В свете этой примечательной мысли выдающегося военного учёного с полным основанием можно сказать, что последующие победные наступательные операции на западном направлении были «заработаны» именно на Ржевско-Вяземской земле. Без этих тяжёлых, изнурительных сражений не было бы ни решающего перелома в войне, ни её победного завершения.

В результате ожесточённых боёв противник в феврале-марте 1943 г. вынужден был оставить Ржевско-Вяземский выступ, линия фронта была отодвинута от Москвы ещё на 170–200 км. Создались предпосылки для развёртывания последующих операций на псковском и смоленском направлениях, а в последующем и Белорусской операции.

В целом об эффективности решений и действий советского командования осенью 1942 – зимой 1943 г. говорят достигнутые результаты. Разгромлена крупнейшая группировка противника на южном направлении, освобождены важнейшие промышленные районы страны, захвачена стратегическая инициатива, коренным образом изменилась военно-политическая обстановка на советско-германском фронте, укрепились позиции сил антигитлеровской коалиции, предотвращено вступление в войну против СССР Турции и Японии.

Обо всём этом не следовало бы забывать авторам фильма «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова».

Обсудить на форуме

Статья опубликована :

№25 (6229) (2009-06-17)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4.7
Проголосовало: 12 чел.
12345
Комментарии:
21.06.2009 18:02:09 - Сергей Владимирович Лещенко пишет:

Нас гнали не на убой

Спасибо товарищ генерал армии.Все точно и максимально доступно,правда для тех кто искренне хочет понять.Людям не воевавшим в большинстве своем не дано понять, что заставить человека умереть практически не возможно,а пойти на гибель он может только если имеет какую-то цель.Ни миллионы ни какие либо еще коврижки таковой не являются.Зачем они нужны если у тебя дырка в голове.


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов