(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Мир и мы

Американский патриот

ПОЛЕМИКА

Анатолий САЛУЦКИЙ

В «Независимой газете» от 16.06.2009 г. опубликовано полосное интервью с президентом Центра Никсона Дмитрием Саймсом, в котором известный американский политолог рассказывает о возможных мотивах пропагандистского залпа, выпущенного в прессе США российскими радикал-либералами – российскими! – по группе Киссинджера-Бэйкера, по так называемым американским реалистам, ставящим перед администрацией президента Барака Обамы вопрос о «перезагрузке» отношений между США и Россией. Радикал-либералы не просто упрекают реалистов в излишних симпатиях к Москве, а вполне компроматно обвиняют их в неком личном коммерческом своекорыстии по отношению к Кремлю и требуют от Белого дома на Пенсильвания-авеню отложить курс налаживания отношений с Россией, продолжив конфронтацию.

Саймс, также «уличённый» в тесных деловых связях с Москвой и Кремлём, вполне убедительно отвечает на «абсолютно фальшивые обвинения» и разъясняет своё понимание массированной атаки на реалистов. Мне же хочется рассказать об одном из тех, кто также попал под огонь яростной радикал-либеральной критики и кого я хорошо знаю, – о бывшем старшем директоре по России в Совете национальной безопасности при Дж. Буше и нынешнем старшем директоре Ассоциации Киссинджера Томасе Грэхеме.

Моё знакомство с Грэхемом началось в уже неблизкие перестроечные годы, когда Томас работал в американском посольстве в Москве, и продолжается по сей день – относительно недавно мы ланчевали с ним в одном из центральных вашингтонских рыбных ресторанов, где собираются в обеденный перерыв солидные столичные чиновники, вспоминали былые деньки и делились прогнозами о возможных перипетиях завтрашнего политического дня.

Томас работал в московском посольстве по меньшей мере дважды, и его знали практически во всех сначала советских, а затем российских политических кругах. Грэхем отлично говорит по-русски, он порой даже писал статьи в наших газетах – в частности, опубликовал громкую статью в «Независимой» и вообще был, что называется, вхож во все до крайности запутанные в 90-е годы московские элитные слои. Достаточно сказать, что свои «дипломатические проводы» – отъезд из России – он устроил широковещательно, и не где-нибудь, а по адресу «Красная площадь, д. 2», иначе говоря, в фойе Исторического музея, который в те годы по бедности вынужден был сдавать свой парадный подъезд под банкеты. И был на тех проводах весь российский политический спектр – от Марата Гельмана до Александра Проханова.

Разумеется, нет необходимости даже частично пересказывать содержание наших многочисленных разговоров, из которых и сложился образ того Томаса Грэхема, какого я знаю. Но о двух встречах не сказать нельзя, ибо они очень отчётливо характеризуют личность Грэхема и его роль в американо-российских отношениях.

Первая из этих встреч произошла в Москве, перед нашими знаменитыми президентскими выборами 1996 года, когда в Россию приехал тогдашний президент США Билл Клинтон. По неписаному, негласному протоколу Клинтону полагалось встретиться с главным оппозиционным кандидатом Зюгановым. Нo с лидером коммунистов хозяину Белого дома очень уж общаться не хотелось. И американцы изобрели обходной манёвр.

Мне позвонил Грэхем и сказал, что два главных советника Клинтона очень хотели бы встретиться для основательной беседы с двумя ведущими советниками Зюганова. Неофициально. В дружеской, но не ресторанной обстановке. И вообще хорошо бы всё устроить так, чтобы об этой встрече не узнали не только газетчики, но и… «российский официоз». Во всяком случае, пока…

Незачем вдаваться в детали тех довольно сложных переговоров, но факт в том, что Томас Грэхем в один из вечеров привёл советников Клинтона ко мне домой, где их уже ждали Ю.Д. Маслюков и
Ю.А. Квицинский. Мы с Томасом выполняли как бы роль разводящих, и «чайная церемония», длившаяся около трёх часов, прошла очень интересно и полезно для обеих сторон. И именно Грэхем приложил максимум стараний, чтобы собеседники лучше поняли друг друга.

Вторая памятная встреча произошла в Вашингтоне, тоже в 90-x годах. Томас предложил мне посетить… Пентагон. Не для экскурсии, а для беседы с Эриком Эдельманом, человеком хорошо известным – простите за тавтологию – в известных кругах. Кабинет Эдельмана размещался в подземном, без окон этаже Пентагона, и там помимо Эдельмана меня ждали пять или шесть экспертов, прекрасно владевших русским, судя по разговору, ежедневно читавших российскую прессу всего спектра – справа налево и обратно.

Тот разговор особо запомнился примечательным эпизодом. Рассуждая об одной из оппозиционных Ельцину газет, эксперты всё время говорили о её антизападном тоне. И тогда я задал вопрос, который поставил их в тупик, они сперва даже не поняли, о чём идёт речь. А когда Грэхем по-английски растолковал им подоплёку вопроса, все они были крайне  поражены – до них наконец дошло кое-что важное!

А вопрос-то был простым.
– Скажите, – спросил я, – а вы читали в этой газете хотя бы один материал антигерманского характера?

Настала тишина, потом они о чём-то переговорили друг с другом и вынесли вердикт: нет! только антиамериканские!

Здесь-то и была зарыта собака, а Томас объяснил им суть дела. Эксперты говорили об антизападных настроениях российской оппозиции, не учитывая, что на самом-то деле речь идёт прежде всего о настроениях антиамериканских. А это, как говорят уже не в нашей Одессе, две большие разницы.
Но Томас Грэхем хорошо понимал эту российскую особенность, потому что был одним из немногих американцев – очень немногих! – кто глубоко изучал весь спектр российских политических настроений, а потому делал в отношении России самые верные выводы.

Впрочем, в связи с этим эпизодом надо сделать краткое отступление. В годы перестройки, когда пошла поляризация политических сил, западные корреспонденты, работавшие в Москве, с профессиональной дотошностью нередко составляли свои рабочие картотеки с именными указателями и пометками о том, какую информацию для газеты можно получить у того или иного человека. Но поскольку на Западе в то время требовалась в основном негативная и антикоммунистическая информация об СССР, чаще всего журналисты обращались к прорабам перестройки и вообще к оппонентам официальной власти. Со временем контакты западных СМИ с теми, кто из коммунистов «переквалифицировался» в радикальных либералов, окрепли,
95 процентов информации о настроениях в России и о положении в стране в целом они черпали именно от дружественных им людей. А уж те отнюдь не скупились на чёрные краски.

И такая однобокость в конечном итоге сыграла с американцами злую шутку, а если говорить серьёзно – подвела их к одной из самых крупных ошибок в политической истории США.
Основываясь на мрачных прогнозах российских информаторов, в США где-то к концу 90-х годов общественное мнение пришло к выводу, что дело уже сделано: Россия на пороге территориального краха, а её уже невозобновляемый ядерный потенциал к 2010 году полностью себя исчерпает. Интерес к нашей стране резко остыл, подгнивший плод должен был упасть сам собой, Белый дом на Пенсильвания-авеню занялся своими проблемами, спокойно и терпеливо ожидая неминуемого краха России, который со всей ответственностью и особой степенью убедительности предсказывали российские радикал-либералы.

Дальнейшие события можно описать сакраментальной фразой «Каково же было их удивление…» Доверившись прогнозам прозападных радикалов, плохо знавших собственную страну, американцы, что называется, упустили свой шанс, не дожали Россию, хотя при Ельцине могли бы продвинуться в этом направлении даже дальше, чем при Горбачёве, когда рухнул СССР.

А кусание локтей от обиды за свою оплошность обернулось в нулевых годах XXI века нарастанием напряжённости в американо-российских отношениях.

Но похоже, старая истина о том, что из истории никто не извлекает уроков, срабатывает вновь и вновь. От российских радикал-либералов опять поступают в США сигналы, искажающие истинную ситуацию, сложившуюся в России. «Перезагрузка» отношений пугает их, потому и началось отчаянное давление на президента Б. Обаму.

И здесь я снова возвращаюсь к Томасу Грэхему. По своим политическим убеждениям он твёрдый консерватор и менее всего склонен к маниловщине в отношении России. Мои многочисленные беседы с ним дают основание считать Грэхема стопроцентным американским патриотом. Интересы США для него превыше всего. Именно поэтому он так основательно, глубоко, всесторонне изучал и продолжает изучать ситуацию в России, не зацикливаясь исключительно на общении с радикал-либералами, как поступают многие американские политологи и журналисты.

ИТАР-ТАСС«Команду» Киссинджера-Бэйкера в политическом мире называют реалистами. Но я бы назвал их иначе – это твёрдые, настоящие американские патриоты, которые во всём преследуют выгоду своей страны. И если они пришли к выводу о необходимости «перезагрузки» американо-российских отношений, это значит, что она в интересах США. И незачем наводить тень на плетень компроматом, как привыкли действовать наши радикал-либералы с перестроечных времён, «по принципу Гдляна», канувшего в небытие, однако своё тёмное дело сделавшего. Другой вопрос – «перезагрузка» выгодна и России, и всему миру. Но это отнюдь не отменяет главных побудительных мотивов, которыми руководствуются американские патриоты, сиречь реалисты.

Кстати, мне кажется, появление этой влиятельной группы, выступающей за улучшение отношений с Россией, и её подбор неслучайны. Когда-то в Вашингтоне, в штаб-квартире фонда Карнеги, мне приходилось встречаться и беседовать с Дмитрием Саймсом, который, как и Томас Грэхем, высказывал отнюдь не пророссийские, но весьма глубокие и точные мысли о ситуации в нашей стране. А почти пятнадцать лет назад во время приезда в Москву Джеймса Бэйкера – уже в отставке – я высказал ему свою точку зрения: не думает ли он, что через 15 лет объединённая Большая Европа обойдёт США и по экономическому потенциалу, и по влиянию? Разговор шёл в присутствии академика Л. Абалкина и бывшего министра иностранных дел СССР А. Бессмертных. Бэйкер подумал немного, потом твёрдо сказал: «Нет, это может произойти через двадцать пять лет…» Сегодня можно считать, что мой прогноз не оправдался. Но ситуация в мире такова, что прогноз Джеймса Бэйкера может сбыться. Возможно, отсюда и повышенное внимание к отношениям с Россией, ведь уже в то время бывший Госсекретарь США обсуждал положение в нашей стране тоже очень глубоко, основательно.

Да, реалисты – это патриоты Америки. Не ура-патриоты, как сказали бы у нас, а опытные трезвомыслящие политики, не подпавшие под влияние голосистых, истеричных российских радикал-либералов, которые вот уже двадцать лет подсовывают властям США ошибочную версию происходящего в России, считая, что катастрофизм приятнее для ушей тех, кто финансирует их деятельность.

Впрочем, российские радикал-либералы, которые в американских СМИ, в том числе в «Вашингтон пост», пошли в атаку на истинных патриотов Америки, достаточно профессиональны, чтобы не пересекать красную черту. Но у них есть гораздо менее способные и менее умные сподвижники, которые тоже называют себя правозащитниками, находятся на зарубежном финансовом обеспечении и грубо, примитивно игнорируют интересы России.

Недавно в Страсбурге состоялся круглый стол по урегулированию постконфликтной ситуации на Кавказе, в котором приняли участие правозащитники из Южной Осетии, Абхазии, Грузии и России. Были там не горячие споры, а конкретные обсуждения гуманитарных вопросов, важных для простых людей. Этот круглый стол положил начало так называемому страсбургскому диалогу общественности, цель которого – повлиять на позиции правительств. Но на этом круглом столе оказались и две российские радикал-либералки. С какими же заявлениями они выступили? Одна вдруг потребовала немедленного вывода российских войск из Южной Осетии, а вторая (кстати, член Президентского совета) независимо от темы круглого стола заявила, что выступает за независимость Чечни от России.

Конечно, авторы «aнтиpeaлиcтcкиx» статей в американских СМИ, явно приуроченных к визиту в Москву президента США Барака Обамы, не могут позволить себе столь опрометчивых заявлений. Но если вдуматься, сама попытка скомпрометировать реалистов и не допустить смягчения климата американо-российских политических отношений – такая же диверсия, как и то, что произошло в Страсбурге.

В последние месяцы я довольно часто вижу Томаса Грэхема на экране телевизора и радуюсъ тому, что российские лидеры ведут переговоры именно с патриотами Америки, которые в интересах своей страны глубоко изучили и поняли ситуацию в нашей стране. Между тем только такое понимание, а не однобокая информированность может стать залогом взаимного учёта национальных интересов.

Статья опубликована :

№28 (6232) (2009-07-08)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:

Анатолий САЛУЦКИЙ













Выпуски:
(за этот год)