(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Искусство

Антимир Ларса фон Триера

КИНО

Фильм «Антихрист» вышел в прокат в России

Шарлотта Гейнсбур и Уиллем Дефо в сцене из фильма «Я ищу Бога, а нахожу дьявола» – эта фраза Августа Стриндберга, одного из любимых авторов знаменитого датского бунтаря Ларса фон Триера, вполне могла бы послужить эпиграфом к его новому фильму «Антихрист». Показ его в этом году в Канне сопровождал скандал. Видавшие виды журналисты нервно требовали объяснений от режиссёра по поводу того, что всё же он намеревался сказать и что фильм делает в Канне. Ответ на последний вопрос они получили пару дней спустя, когда Шарлотта Гейнсбур получила «Льва» за лучшую женскую роль в фильме «Антихрист». Уиллем Дефо уехал без приза, хотя также сыграл блистательно, а членовредительства на долю его персонажа выпало ненамного меньше, чем героине. Вообще с потоками крови, отрезанным на крупном плане половым органом, сексом и жутью в фильме всё в порядке. «Антихрист» фон Триера с полным правом может претендовать на звание самого страшного фильма всех времён и народов.

Но вряд ли можно считать удивительным факт, что Ларс фон Триер умеет снимать отменные триллеры. Кто бы сомневался! Надо заметить, что этот триллер ни на йоту не скатывается к трэшу – более того, чем утончённее, чем сдержаннее изображение, тем более шоковым оказывается его смысл. Это относится к чёрно-белому «прологу», в котором зритель видит шаги малыша, вылезающего из кроватки. Его падение на мостовую из окна в замедленной съёмке выглядит полётом. Но вообще таких эпизодов, построенных на контрасте красоты и ужаса, в фильме множество. Смысл в картине Триера проступает, проявляется, как изображение на снимке при печати фотографий. Он напрямую связан с вглядыванием. Взгляд, понимание истины, ужас – та цепочка, которую он выстраивает в разных эпизодах с завидным упорством.

Впрочем, самым большим шоком, пожалуй, можно считать финальный титр, объявляющий, что фильм посвящается Андрею Тарковскому. Вряд ли его можно считать ключом-отмычкой к загадкам «Антихриста». Скорее – напротив, элементом структуры, который заставляет зрителя возвращаться в начало и проходить шаг за шагом все повороты психологической драмы в поисках мотивов из «Зеркала», «Ностальгии» или «Жертвоприношения»… Попросту – переключателем регистра, переводящим психологическую драму о родителях, которые не смогли пережить смерть ребёнка, в разряд мистерии, где размыта грань между реальностью и представлениями, видениями, снами. Реальность оказывается сновидческой, где самое привычное выглядит таинственно и страшно. Оставим специалистам отыскивать параллели, сближения и полемику «Антихриста» с фильмами русского классика. Но даже не киноведам очевидно, что Ларс фон Триер нашёл в фильмах Андрея Арсеньевича не только родство душ, тем, мотивов, но и оптику кадров для нового фильма. Призрачный беззвучный лес, движения ветра откуда ни возьмись, одинокий дом, в который пытаются вернуться герои, приближение камеры к предмету до тех пор, пока он не превратится в смутный ребус, и наоборот – фрагментация реальности и вглядывание в неё до тех пор, пока не наступит узнавание, – весь набор приёмов Тарковского, которые служили знаками слома, перехода в новое измерение, временное ли, пространственное, использует и фон Триер. Причём в отличие от многих других поклонников «Зеркала» и «Жертвоприношения» арсеналом русского режиссёра он владеет блестяще.

Но, разумеется, визуальную азбуку и даже целые фразы-цитаты из любимого режиссёра фон Триер использует для рассказа собственной истории. При повторном просмотре фильма самое сильное впечатление оставляет отнюдь не натуралистический театр ужасов, а та жёстко сбитая, логичная конструкция рассказа, которую соорудил Ларс фон Триер. Нет не только ни одного лишнего кадра – каждый вздох, каждый взгляд бьёт в цель.

Что же за цель? О чём история? Естественно, о возвращении в Эдем. Эдем – название места, в которое возвращаются муж и жена, потеряв ребёнка. У них нет имён. Понятно почему – их имена и так давно все знают. Просто мужчина и женщина. Странности в Эдеме начинаются с первого шага. Буквально. Женщина боится ступить на землю – та «жжётся». Когда она снимает ботинки и носки, ступни оказываются обожжены. В Эдеме земля горит под ногами, как в аду. Животные являются с развороченными внутренностями. Посреди Эдема – засохшее дерево, из корней которого появятся руки умерших, когда герои займутся у его подножия сексом. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить – перед нами древо жизни, которое на поверку оказывается древом смерти. Рай – адом. Создатель – не милосердным Богом, а антихристом.

Посвятив свой фильм Тар­ковскому, Ларс фон Триер забыл выразить благодарность Августу Стриндбергу. «Смерть-жизнь! Жизнь-смерть! Ибо между жизнью и смертью нет различия», – писал драматург. Для Стриндберга, завзятого мистика, это утверждение служило поводом для оптимизма, поскольку означало, что живо всё вокруг, даже камни и звёзды. Для пессимиста Ларса фон Триера это свидетельствует прямо об обратном – что всё кругом мёртво. Так сказать, маленькие различия, обусловленные точкой зрения.

Нельзя не заметить, что жёсткая логическая цепочка, выстроенная режиссёром в фильме для доказательства, что естественный человек – монстр, место которого в сумасшедшем доме или за решёткой, зиждется на первоначальной аксиоме. Я говорю о прологе, в котором смерть ребёнка напрямую связывается с сексом родителей. Монтажный стык превращает два независимых действия в причину и следствие. В результате режиссёр выворачивает наизнанку привычный ход вещей: секс, зачатие, рождение дитяти. Он создаёт антимир, в котором секс становится причиной смерти. Допущение это вполне логично в рамках религиозного мировоззрения, рассматривающего грехопадение первых людей как причину потери бессмертия и райского блаженства.

Иначе говоря, Ларс фон Триер если и снимает триллер, то интеллектуальный и, более того, богословский. В том смысле, что он задаёт загадку, решения которой не знает. Причём загадку, связанную с непостижимостью Божественной воли.

В фильме нет провокации. Это один из самых исповедальных, отчаянно смелых и безнадёжно искренних фильмов фон Триера. Тем более в нём нет постмодернистской иронии. Фактически датчанин предлагает зрителям вместе с ним поразмышлять над проблемой теодицеи: как может Бог допустить существование зла? Вряд ли нужно упоминать богословов, художников, писателей, которые веками бились над этим вопросом. Хотя одного, наверное, логично вспомнить. Просто чтобы обозначить традицию, в русле которой живёт фон Триер. Это опять-таки Стриндберг. Слова его героя в Inferno датский режиссёр сто лет спустя мог бы повторить слово в слово: «Земля – это ад, тюрьма, возведённая высшим разумом, так что я не могу и шагу сделать, чтобы не нарушить счастье других, а другие не могут быть счастливы, если не заставят меня страдать».

Критик Андрей Плахов определил как-то кинематограф Ларса фон Триера как «религию без морали». После «Антихриста» можно сказать, что это религия без морали, но в поисках Бога. Местами похожая на бунт Иакова.

Жанна ВАСИЛЬЕВА

 

Статья опубликована :

№29 (6233) (2009-07-15)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 7 чел.
12345
Комментарии:
25.05.2011 01:57:17 - Екатерина Геннадиевна Вольская пишет:

к непросмотренному фильму Ларса фон Триера

Сомневаюсь, что к сожалению, не смотрела фильм "Антихрист" фон Триера. В связи с последними событиями в Каннах, где Триер сделался персоной нон-грата, сильно удивившись "странным" поведением режиссёра, полюбопытсвовала о его новой картине Меланхолия и, можно сказать, "нечаянно" узнала и о фильме Антихрист. Разумеется, нельзя судить о том, чего не видел, но, прочитав несколько комментариев, соприкоснулась с очень близкой мне темой, которая мне самой не даёт покоя, поэтому не могу промолчать. Не думаю, что Триер единственный режиссёр, заставляющий задуматься человечество, могу судить только по нескольким его фильмам, они разные. Большие подозрения начались у меня с фильма Догвилль, но сейчас не о нём. После него, я как-то "забыла" об этом режиссёре. Грубо говоря, он стал мне неинтересен.Я не обладаю блестящими академическими знаниями и нужным красноречием, чтоб разложить по полкам всё своё несогласие, касаемо Догвилля, тем не менее, отчаянно опираясь на свою интуицию, хотела бы сказать, что не уверена, что нужно смотреть Антихриста затем, чтобы задуматься о прописной истине: что человек сам творит зло, что пожинает плоды своего же "труда". Почитав описание сюжета и концепции фильма, пришла в ужас, сомневаюсь, что буду смотреть этот фильм. Даже высокий замысел картины не оправдывает её жестокости, которой бесконечное множество в мелочах. Да, мы живём с страшном времени, возможно, оно страшно с тех самых времён грехопадения и по-другому быть не может. Но это всего лишь констатация факта. Где же решение? Где, наконец, хотя бы призыв к решению проблемы? Побуждение к "расхлёбыванию каши", а не в захлёбывании в ней. Как будто всё человечество скопом мазохистски наслаждаясь страданиями, цепенея, желает смерти. Меж тем, только надежда и вера в Бога, в его замысел, покаяние на деле, а не только в бесконечном толдычании, что надо каяться, может что-то исправить.

27.09.2010 04:20:06 - Денис Алексеевич Демьянов пишет:



Безмерная благодарность Вам, Жанна Васильева. До Вашей рецензии прочитал несколько десятков и сотен - впечатление не менее сильное, чем от фильма: какая-то массовая трагическая слепота перед самой чистой, древней и трагической правдой, которая едва по силам человеку, но которую должен пронести каждый, чтобы выйти из ада, сотворенного собственным грехопадением (последний факт, как оказалось, - неведомая тайна, а без ее знания фильм этот - как банка без открывашки). Автор от этой страшный правды не отворачивается и всеми силами пытается человеку об этом главном напомнить. К сожалению массы, хулящие режиссера безумным, заочно прописывающие ему галоперидол, феназепам и пр., или просто скатывающиеся в нечленораздельный мат, вызывают не гордость за себя и не смех над ними, а столь же невыносимое сострадание. Именно в связи с тем, ЧТО сказал и ЧТО не услышали зрители. Есть сотни прекрасных фильмов и ясно, что для хорошего фильма нужно быть подготовленным зрителем, и переживать по поводу того, что что-то назвали "бредом" и "грязной порнографией" не стоит. Но когда едва ли не впервые тот древний и ясный факт, что "природа" пала из-за человеческого грехопадения и печатью нашего личного зла отмечена вся история и природа. Тот факт, что звери поедающие друг друга - это не закон естественного отбора, а нами созданный закон, для себя и для всего сущего. Что зло - это не просто "хаос", а это наше ему "да!", что это наше решение. - Когда это печальное, но значимое слово, сказанное нужными словами (языком современного кино) тысячами людей называется бредом сумашедшего, вот тогда действительно становится страшно. Искренне рад, что среди рецензентов нашел того, кто увидел не то, что увидело большинство. Очевидно, что и Вам подобных много, но просто вы оказались первым зрячим и слышашим среди них человеком.

03.04.2010 23:10:32 - Халимат Азрет-Алиевна Текеева пишет:



Я аж зарегестрировалась, чтобы выразить автору статьи свое уважение. Половина критиков в фильме не поняли НИЧЕГО, и ругали на чем свет стоить. Приятно, что в литературке работают настоящие профессионалы))


Жанна ВАСИЛЬЕВА


Выпуски:
(за этот год)