(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Первая полоса

Нефтяная справедливость

ПОЛИТЭКОНОМИЯ

Геннадий СТАРОСТЕНКО

Мировой финансовый кризис обвалил в прошлом году биржевые цены на нефть едва ли не пятикратно. Наша «нефтянка» обрядилась в лохмотья Золушки. Но в последнее время цены опять пошли вверх, и «нефтянка» довольно энергично сбрасывает лохмотья и возвращает себе статус «кормящей матроны».

А если правду сказать, то и Золушкой «нефтянка» побывала условно. И те обвальные 32 доллара за баррель в декабре, сопоставимые с ценами шестилетней давности, не такая уж и страшная цифра. Не так давно и 30 долларов за баррель приносили громадные прибыли, между прочим.

Но о какой прибыли речь? – усомнится дотошный читатель. Нельзя ли уточнить?

А вот о какой. Пробурить и сдать в эксплуатацию среднюю скважину где-нибудь в Западной Сибири – скажем, под Сургутом или Нижневартовском – в 2002-м, когда цены на нефть приблизились к 30 долларам, обходилось нефтяным компаниям где-то в 10–15 миллионов рублей. Или в пределах полумиллиона долларов. Это в случае бурения на пласт, залегающий на глубине в два-три километра, относительно неглубокий. Если скважина усложнённой архитектуры (например, с горизонтальным стволом), то выходит заметно дороже, но это детали.

Пусть начальный дебит (суточная добыча, не путать с бухгалтерским дебетом) варьируется в пределах 100–300 тонн, что само по себе для Сибири нормально, хотя есть и скважины-рекордистки, выдающие по тысяче. В Ираке, к примеру, нормальной бы считалась наша рекордистка, но Ираку по известным причинам завидовать особо не приходится.

Непосредственно компания-оператор в самой Сибири или низовая структура крупной вертикально интегрированной корпорации получала в среднем третью часть цены мировых нефтяных бирж. Всё остальное забирали себе структуры в Москве, Лондоне, Нью-Йорке и т.д. Если мировая цена на нефть колебалась вокруг отметки в 30 долларов за баррель, то речь идёт о цифре примерно в 10 долларов.

В тонне – около семи баррелей. Давайте посчитаем. При дебите в 100 тонн имеем 7000 долларов выручки в день. В месяц получаем уже 210 000 долларов.

То есть пара месяцев – и скважина полностью окупалась. При суточной добыче в 200 тонн скважина окупалась за месяц. А дальше – чистая прибыль! Но есть и скважины с притоком под тысячу тонн – и тут уже отдельная арифметика.

Скажем прямо – наркодельцам, к примеру, такой возврат капитала и не снился! А ведь у средней добывающей компании скважин сотни, у крупной – иногда тысячи. Какие-то быстро обводняются, какие-то выводятся из эксплуатации, ставятся на капремонт, глушатся, но постоянно – согласно схемам разработки месторождений – сдаются в работу новые.

Конечно же, необходимо иметь в виду, что на эту прибыль ложатся разного рода эксплуатационные и прочие расходы. Речь в нашем случае идёт о нефтяных компаниях со сложившейся инфраструктурой, о проектах в стадии эксплуатации. Но ведь именно такие куски, уже освоенные и проверенные, например, «Славнефть» с её головным добывающим подразделением «Мегионнефтегаз» в 20 миллионов тонн годовой добычи,   первым делом и захватывались господами частными инвесторами. И, напомним, цена в 30 долларов приносила просто баснословные прибыли и операторам, и головным структурам, и прочим нефтетрейдерам-офшорничкам…

Есть регионы, в которых бурение нефтяных скважин обходилось дороже. И скважины глубже, и рисков больше, и другие осложняющие процесс факторы. За границей вообще другие цены, но из них и нефти извлекают больше. В общем, игра канделябров стоила. Ещё как стоила-то! Что уж говорить о цене нефти в 70 долларов и выше.

Восемь лет подряд в добывающем секторе России шёл невиданный бум. Необычно высокие цены на нефть последних лет пролились золотым дождём на российскую «нефтянку», и смежные отрасли накачали стероидами ослабшее было государство. Нефтяные компании запускали программы разработки месторождений ценой в миллиарды и миллиарды долларов, увеличивая объёмы бурения год от года вдвое. Индекс буровой активности в России в отдельные годы приближался к десятку тысяч скважин! Дальше прибавлять уже было некуда – вот-вот магистральная труба лопнет.

И в самом деле: в каком-то смысле нефть – это «наше всё». Хотя наше-то, то есть государственное, – на нынешнем этапе истории лишь процентов под 40. И примерно на 60 – частное. Но и это не худо – в 2002-м государственного в нефтяной отрасли было всего 15 процентов. (Статистика точная. – Прим. авт.).

И раз уж к слову пришлось:   в том же году Абрамович среди прочего «драконил» государственную «Славнефть», в небольшой своей части принадлежавшую и правительству Белоруссии. На Белоруссию тогда здорово надавили, чтобы отдала своё. И тоже под слезоточивые стоны о неэффективности государственной экономики. Губернатору Чукотки казна, как известно, позднее вручила 13 миллиардов долларов за его долю, но очень многое в нефтяной отрасли «нашим всем» так и не стало. Так и осталось в частном владении.

Мы же не норвежцы какие-нибудь и не китайцы, чтобы всю свою «нефтянку» в госсобственности держать. Да и справедливость, видимо, иначе понимаем.
 

Статья опубликована :

№31 (6235) (2009-07-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5,0
Проголосовало: 10 чел.
12345
Комментарии:
12.08.2009 11:16:51 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

арифметика

Да здравствует арифметика! И 40% это не 15%, спасибо за информацию. Хотелось бы узнать, как выглядят данные по РЕНТАБЕЛЬНОСТИ компаний или хотя бы одной компании.

04.08.2009 15:38:11 - Алла Леонидовна Евтушенко пишет:

Нефтяная справедливость

Александр Станиславович, у меня к вам несколько вопросов Что (или кто) в России есть государство? Каким образом, в условиях тотальной коррупции и круговой поруки, оно будет готовить этих менеджеров? Если я правильно понимаю посыл автора, то путь к благосостоянию страны лежит через национализацию нефтянки. Вопрос, почему только ее? у нас есть масса других развитых отраслей добывающей промышленности, которые приносят такие же баснословные барыши. При этом все предприятия (даже крупные с государственным участием) уходят корнями на Кипр или Британские Виргинские острова, а управляют ими люди, находящиеся во власти (преимущественно сенаторы-лоббисты) или люди близкие к власти (друзья, родственники). И сама власть, по сути, имеет клановый характер, и в этом смысле мы ничем не отличаемся от Азербайджана или Туркменистана. Наивно полагать, что при нынешнем порядке вещей, национализация может стать экономической панацеей.

30.07.2009 20:49:03 - Александр Станиславович Гришов пишет:

Нефтяная справедливость

... Я считал и считаю, что стратегические природные ресурсы, такие как нефть, вода, уран, лес должны быть в руках ГОСУДАРСТВА, а не в частных руках. Контроль за этими ресурсами должен быть жестким. Специалистов и менеджеров в такой сфере должно готовить само ГОСУДАРСТВО, одновременно заботиться о людях, которые работают в этой сфере экономики. Если брать темы геологоразведки, и эксплуатации природных ресурсов, то эти темы заслуживают отдельных обсуждений в «Литературной Газете»…

30.07.2009 11:45:20 - Марина Александровна Зерюнова пишет:

нефтяная справедливость

Кстати об "завидном женихе " Абрамовиче. Начинал Рома с посадки за невозврат валютной выручки от экспорта дизельного топлива с Ухтинского НПЗ (начало 90х). Во время следствия все осознал , якобы вернул и его выпустили .Путь в губернаторы был нелегким , ну да родственники на посту поддержали , они из Коми по первому зову рванули на Колы... ой , на Чукотку . А вот интересно , что больше ?- доходы от нефтянки или из государственных потоков . Например из финансирования медицины , строительства дорог и т.д.


Геннадий СТАРОСТЕНКО


Выпуски:
(за этот год)