(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Рукопожатие

Я бережно склоняюсь над словами

СОВРЕМЕННАЯ КЛАССИКА

Валерий ПЕТРОВ

ОКТЯБРЬ В ПАРКЕ
Вчера я слышал в парке, как средь ворон и веток
Листву с печальным шумом октябрьский гонит ветер.
Обиженный за что-то я на судьбину злую,
Придумал в утешенье теорию такую:
Зачем же так глупы мы, что, устали не зная,
Соперничества ищем? В нём тает жизнь земная.
И кто посмел подумать, что каждая заслуга
С заслуженной наградой должны искать друг друга?
Не существует пары Заслуга и Награда,
Дороги их различны, встречаться им не надо.
Вне смысла эта встреча… Мы впали в заблужденье,
Когда в умах рождалась безумная идея,
Что справедливость будет… Смешно! Но с этой мыслью
Сердца за жизнь прогоркли, сердца за жизнь прокисли.
Теория солидна, верней не сыщешь в мире,
Но боль мою не может она утихомирить.
А человек, наверно, таким пришёл на землю,
Что равенство с другими не в силах он приемлить.
Нам кажется, что этим мы до конца сильны,
Но в беспощадной смерти становимся равны,
Навек равны со всеми… И говорит мне разум,
Что для Природы это Господь придумал сразу,
В Природе нет неравных… Но что это? О Боже!
От дьявольского смеха идёт мороз по коже,
В листвы осеннем шуме я уловил нежданно,
Как человечий голос, листку на время данный,
Твердил как заведённый, упрашивая ветер:
– Не я! Ищи другого среди поникших веток.

Перевёл Максим ЗАМШЕВ

РЕФЕРЕНДУМ
Он видел, что бегу я, но всё ж захлопнул дверцу,
И вот – вперёд рванулся трамвай его пустой.
А я, почти у цели, с внезапной болью в сердце,
Подумал, что закончился мой краткий путь земной.

Но сердце передумало. – Похоже, есть ты, Боже! –
Подумал скептик старый, неверящий поэт.
Хотя интеллигентен, не выдержал и всё же
Послал дурное слово негоднику вослед.

И к этому добавил: – Глупец он и не знает,
Что дух через поступки, что дух через дела
Проводит референдум, чтоб выяснить: какая
У человека сущность, добра она иль зла?

Сегодня зло ликует и празднует победу,
Но результат отложен, и больше ничего.
И вечен референдум, и результат неведом,
И всё от бюллетеня зависит одного…

А после я воскликнул: – О, наши педагоги,
И продавцы с улыбками, подобными звезде,
Пожарники без страха – герои-полубоги,
Водители трамваев, тормозящие везде,

Скорей, скорей идите, я жду, что ваша воля
Несломленную душу излечит от скорбей,
Которая желает уйти из сей юдоли
С глубоким уваженьем к достоинству людей!

Перевёл Иван ГОЛУБНИЧИЙ

Любомир ЛЕВЧЕВ


МИСТЕРИЯ БОЛГАРСКОГО МОЛЧАНИЯ
Холодной выдалась весна,
Как суженая, что к венцу ведут
Насильно.
Увы, всё реже слышим это слово…
Но льёт дожди нам Иордан небесный.
Болгарии он омывает раны
И в веру нас повторно обращает.
И угли ритуал свой выжигают,
Когда на них глупцы танцуют в барах.
А наверху
Трава рыжеволосая пылает,
Ведь ждать уже чего-то бесполезно,
Болгарский жнец давно в объятьях смерти.

А мысли движутся легко.
Она рассматривает дом…
Ну что же ты молчишь,
Ты твёрже бруса?
Ну дай косу мне наточить!
Иль жизни жаль тебе?
Не жаль мне жизни!
Мне жаль,
Что с голоду мычат теперь коровы
И молока от них мы не дождёмся…
А мысль моя готова встать навеки.

А ветер слушает молчанье
Всех, кто молчит в Болгарии моей…

Перевёл Максим ЗАМШЕВ

ГРАФОМАНКА
Она полагала, что имеет две души,
хотя, в сущности, имела лишь два лица.
Она была кисло-сладкой,
как китайская кухня
и как наша двуличная эпоха.
Которая религиозна, но
продаёт семейные иконы.
Которая сентиментальна, но
отдаёт в залог отчий дом.
Которая целомудренна, но
практично продаёт свои органы
медицинскому институту.
(Посмертное проституирование с наукой.)
Но во имя любви
к искусству,
ради него
она покупает себе
отблеск небесного зеркала.
(Так называется первое издание
её «дневника в стихах».)
Теперь уж нужно заказывать
вечернее платье
и вечер, подходящий к нему.
Начиная, естественно, с ужина:
шампанское,
сухарики с чёрной икрой
и суп из трепангов. А после супа –
английский розовый ростбиф.
Вино чтоб «Пино ноар».
Сорбет – в антракте
между первым и вторым действием.
Потом гусиная печень с гарниром из трюфелей,
коктейль из французских сыров,
печенье и кофе с ликёром
(«Бенедиктин» или «Шартрёз»).
И вот, наконец, высший миг,
когда изысканным гостям
она покажет свои акварели –
море и небеса,
мечта и гибель…
А после этого
или даже одновременно с этим
она дрожащим голосом прочтёт
из книги – виновницы всего.
Возвратившись с заоблачных высот,
она утомлена.
Глазам опять нужно привыкать
к мистическому полумраку
свечей, догорающих бесшумно.
О Господи!
В салоне застыла вечность.
Аполлинер лежит в кровавой перевязке.
Последнее, что она слышит, –
это крик толпы: «Смерть Гийому!»
В двух соседних лужах крови
валяются Гумилёв и Маяковский.
Безумный Эзра Паунд забился
в клетку для птиц.
А Элиот – босой, с закатанными штанинами,
облепленный водорослями, коричневыми и красными,
утопился, разбуженный человеческими голосами.
Единственный, кто бодрствует, – экран
Интернета,
где сообщают
что конец света откладывается.

О Господи! – повторяет Графоманка. –
Какая огромная ответственность
отныне лежит на моих плечах!

Перевёл Иван ГОЛУБНИЧИЙ

Статья опубликована :

№31 (6235) (2009-07-29)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5.0
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:

__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов