(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Все записи этого автора:
16.04.2007 00:17:12

Воздушный бой

На предвыборную встречу действующего мэра города по фамилии Колтунов с избирателями Николай попал случайно. Приехал на родину проведать брата и встретил на улице Серёгу Поликарпова, бывшего одноклассника.
— Ты как?
— Да так.
— В Москве, небось, икру ложкой трескаешь?
— Это вы тут разожрались, — похлопал по раздобревшей спине товарища Николай. — Центральную площадь брусчаткой вымостили.
— А что, не хуже Красной площади получилось, — хохотнул Сергей. — Жизнь-то налаживается!
— Да уж, — согласился Николай. — Похоже, ты в начальники выбился?
— Помощник главы администрации, — не стал скромничать Сергей. — Сейчас вот предвыборный штаб возглавляю.
— Неужто деньги делишь?
— Ну-у… — замялся Поликарпов. — Сегодня в два часа встреча с избирателями. Не хочешь прийти? После митинга фуршет. С шефом познакомлю.
— А где митинг?
— На нашем лугу. Помнишь, как мы на нём третью школу в футбол раздолбали? Ты тогда гол забил.
— Два гола, — кивнул Николай. — Неужели там до сих пор ворота стоят?
— Какие ворота! — засмеялся Сергей. — Нынешнюю молодёжь за мячиком уже бегать не заставишь. Я распорядился установить трибуну, три выездные торговые точки разместил. По одной бутылке пива бесплатно.
— Сильно! — оценил размах старого товарища Николай. — На бесплатное пиво народ соберётся.
— Приходи, — толкнул его плечом Сергей. — На трибуне постоим, людям ручкой помашем. Небось, в Москве на мавзолей не больно-то пускают?
— Куды нам, — крякнул Николай. — Я смотрю, вы тут власть крепко держите.
— Стараемся. Для чего её строили, вертикаль-то?
Они засмеялись.
Серёга в школе перебивался с троек на четвёрки, и теперь видеть его хозяином жизни Николаю было странно. Но какой толк, что сам он в школе был лучшим математиком? Ни дачи, ни джипа, ни тумбочки, в которой деньги лежат. Не те законы изучал он в школе, совсем не те.
— Не горюй! — подмигнул ему Поликарпов. — После митинга коньячку выпьем, с девочками из пиар-группы пообщаемся. Помнишь, как мы с тобой Машку делили?
— Как не помнить… Она, вроде, уехала из города?
— Уехала, вернулась, опять уехала. Три мужа, один другого богаче, а при встрече заплакала. Тебя вспоминала.
— Машка? Она и плакать-то не умеет. Узнать хоть можно девушку?
— Ещё лучше стала, чем была, — вздохнул Сергей. — И не плакала, конечно, смеялась, но тебя вспоминала. «Где наш ушастый?» — спрашивает.
Сердчишко Николая подпрыгнуло. Всё правильно, одна Маша называла его ушастым.
И он твёрдо решил пойти на встречу мэра с избирателями. Где ещё можно повидаться с земляками? Машу, конечно, он там не найдёт, но всё же… Вон молодёжь подросла, пупки на всеобщее обозрение выставила. Пиар-группа…
 
Народу на лугу собралось сотни три человек, по меркам городка немало. Парни и девушки толклись у ларьков с бесплатным пивом. Пенсионеры, большей частью старушки, стояли чуть поодаль, что-то горячо обсуждая. Несколько нарядов подчёркнуто вежливых милиционеров скучали возле автобуса с надписью «ОМОН». Импровизированную трибуну полукольцом окружали тренированные ребята в штатском.
— Николай! — услышал он. — Давай к нам!
Сергей махал ему рукой из-за оцепления. Охранники посторонились, пропуская Николая к трибуне. Здесь было намного просторнее.
— Гость из Москвы, — подвёл его к представительному мужчине в костюме с галстуком Сергей. — Так сказать, в целях стратегического партнёрства…
Тот благосклонно кивнул, не прерывая разговора с милицейским чином.
— Какого ещё партнёрства? — вполголоса спросил Николай.
— Какого надо, — засмеялся Сергей. — Айда на трибуну, митинг начинается.
— Из Москвы? — подскочил к ним человек с волосами до плеч, на тощей шее у него болтался длинный шарф. — Будете стоять третьим от шефа. Говорить не больше пяти минут. Кто спёр мегафон, спрашиваю?..
И он метнулся куда-то под трибуну.
— Кто это? — в растерянности посмотрел на Сергея Николай.
— Специалист по избирательным технологиям, тоже, между прочим, из Москвы. Зовут Марком.
— Мне что, придётся выступать?
— По обстановке… — оглянулся по сторонам Сергей. — Полный бардак, в списке одни, на трибуне другие....

Оценка записи: 3.6, комментариев: 0

15.04.2007 00:00:00

Сосны во Внуково

Посёлок писателей во Внуково возник в семидесятые годы прошлого века. Это были творческие мастерские, принадлежащие Литературному фонду России. На месте пионерского лагеря, функционировавшего с начала пятидесятых годов, Литфонд построил пять двухэтажных коттеджей. Три квартиры на первом этаже, три на втором, просторные холлы с диваном, креслами, телевизором, журнальным столиком. Писатели жили на полном обеспечении: центральное отопление, буфет, сауна, микроавтобус, подвозивший до станции, каждые две недели сестра-хозяйка выдавала свежее бельё. Только пиши…
Я застал в посёлке многих известных писателей: Георгия Семёнова, Николая Шундика, Виктора Кочеткова, Лазаря Карелина, Лидию Обухову, Эрнста Сафонова, Бориса Романова, Эдуарда Шима, Юрия Антропова, Николая Старшинова, Вячеслава Марченко, Ричи Достян, Екатерину Шевелёву, Валентина Сидорова…
Моим соседом в коттедже был Фазиль Абдулович Искандер. Он один из немногих, кто действительно работал в своей творческой мастерской. Впрочем, он работал даже в южных Домах творчества, а на это были способны единицы.
Я сидел в холле и смотрел по телевизору футбол. За дверью квартиры Искандера трещала пишущая машинка. Тогда ещё никаких компьютеров не было, и если писатель работал, это слышали многие. Вдруг стук машинки прекратился, и в холл вышел Фазиль Абдулович. Он уставился в телевизор, в изумлении подняв густые брови.
– Кто играет? – осведомился он.
– «Спартак» и «Динамо», – сказал я.
– «Спартак» – это синие? – продолжил допрос с пристрастием Фазиль Абдулович.
– «Спартак» – это красные, – ответил я.
– Какой счёт?
– Один – ноль.
Фазиль Абдулович удовлетворённо кивнул головой и ушёл стучать на машинке дальше.
Позже ему дали дачу в Переделкино, и он уехал. Я об этом жалел. Без Искандера Дом творчества во Внуково был уже немного другим.
Футбол кончился, и я вышел подышать свежим воздухом. Ко мне тут же подошёл Николай Старшинов, взялся за пуговицу на моём пиджаке и строго спросил:
– Ты Цыбина давно видел?
– Давно, – соврал я.
– Учти, это страшный человек. Будь с ним осторожнее.
Я кивнул головой. Не далее как вчера Владимир Цыбин втолковывал мне, что поэтов страшнее Старшинова русская земля не рожала.
– Что они не поделили? – спросил я Семёнова, который вывел на прогулку своего красного сеттера.
– Коля с Володей? – достал сигарету из портсигара Семёнов. – Этого уже никто не знает, но не любят они друг друга крепко. Наверно, славу не поделили. Пойдём в буфет, Нина осетрину привезла. Коньячку выпьем.
Нина Васильевна, наша буфетчица, Семёнова любила. Она выдавала ему чешское пиво в неограниченном количестве, в то время как остальные писатели, в том числе Искандер, получали лишь по три бутылки.
– Куда?! – страшным голосом закричал Семёнов и побежал за собакой.
Сеттер у него был бестолковый, впрочем, как и все предыдущие.
Умным во Внуково был дворовый пёс Тимка, живший у сестры-хозяйки. Он знал, когда и к кому из писателей подлизаться, и всегда был сыт. Единственным его недостатком была ненависть к котам. Одних только дымчатых красавцев Обуховой Тим придушил не менее трёх.
К открытию буфета сходились почти все писатели, находившиеся в то время во Внуково. Старшинов и Костров сели на скамейку возле буфета играть в подкидного дурака. Счёт у них был тысяча пятьсот восемьдесят семь на тысячу четыреста девяносто три, но в чью пользу, затруднялись сказать даже их жёны.
Семёнов, загнав в дом собаку, ушёл пить коньяк с Шундиком. Я от коньяка отказался, сославшись на головную боль. Сегодня в четыре часа утра меня разбудил сосед снизу Игорь Шкляревский. Он написал очередное стихотворение и хотел немедленно узнать моё мнение. В четыре утра рассуждать о качестве стихов трудно, но я на всякий случай сказал, что стихотворение хорошее.
Такова была тогдашняя внуковская жизнь – с осетриной, коньячком, пересудами о друзьях-товарищах…
 
Литфондовский посёлок во Внуково был далеко не единственным обиталищем творческих работников. Ещё до войны здесь были выделены дачи Лебедеву-Кумачу, Соловьёву-Седому, Утёсову, Образцову, Лепешинской, Орловой и Александрову… Их дачи находились по одну сторону пруда. По другую, рядом с посёлком Абабурово, местные его называли Абабуровкой, расположились дачи Исаковского, Твардовского, Погодина.
Недавно мне в руки попала книга племянницы Любови Орловой, которая летом часто жила у тёти во Внуково. Она писала, что внуковские знаменитости очень гордились своими дачами и даже распевали...

Оценка записи: 4.5, комментариев: 0

Александр КОЖЕДУБ


В этом разделе:

Архивы
Архив рубрик
Архив изданий
Блоги авторов
Авторы

©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов