(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Посмотреть все записи этого автора
15.04.2007 00:00:00

Сосны во Внуково

Посёлок писателей во Внуково возник в семидесятые годы прошлого века. Это были творческие мастерские, принадлежащие Литературному фонду России. На месте пионерского лагеря, функционировавшего с начала пятидесятых годов, Литфонд построил пять двухэтажных коттеджей. Три квартиры на первом этаже, три на втором, просторные холлы с диваном, креслами, телевизором, журнальным столиком. Писатели жили на полном обеспечении: центральное отопление, буфет, сауна, микроавтобус, подвозивший до станции, каждые две недели сестра-хозяйка выдавала свежее бельё. Только пиши…
Я застал в посёлке многих известных писателей: Георгия Семёнова, Николая Шундика, Виктора Кочеткова, Лазаря Карелина, Лидию Обухову, Эрнста Сафонова, Бориса Романова, Эдуарда Шима, Юрия Антропова, Николая Старшинова, Вячеслава Марченко, Ричи Достян, Екатерину Шевелёву, Валентина Сидорова…
Моим соседом в коттедже был Фазиль Абдулович Искандер. Он один из немногих, кто действительно работал в своей творческой мастерской. Впрочем, он работал даже в южных Домах творчества, а на это были способны единицы.
Я сидел в холле и смотрел по телевизору футбол. За дверью квартиры Искандера трещала пишущая машинка. Тогда ещё никаких компьютеров не было, и если писатель работал, это слышали многие. Вдруг стук машинки прекратился, и в холл вышел Фазиль Абдулович. Он уставился в телевизор, в изумлении подняв густые брови.
– Кто играет? – осведомился он.
– «Спартак» и «Динамо», – сказал я.
– «Спартак» – это синие? – продолжил допрос с пристрастием Фазиль Абдулович.
– «Спартак» – это красные, – ответил я.
– Какой счёт?
– Один – ноль.
Фазиль Абдулович удовлетворённо кивнул головой и ушёл стучать на машинке дальше.
Позже ему дали дачу в Переделкино, и он уехал. Я об этом жалел. Без Искандера Дом творчества во Внуково был уже немного другим.
Футбол кончился, и я вышел подышать свежим воздухом. Ко мне тут же подошёл Николай Старшинов, взялся за пуговицу на моём пиджаке и строго спросил:
– Ты Цыбина давно видел?
– Давно, – соврал я.
– Учти, это страшный человек. Будь с ним осторожнее.
Я кивнул головой. Не далее как вчера Владимир Цыбин втолковывал мне, что поэтов страшнее Старшинова русская земля не рожала.
– Что они не поделили? – спросил я Семёнова, который вывел на прогулку своего красного сеттера.
– Коля с Володей? – достал сигарету из портсигара Семёнов. – Этого уже никто не знает, но не любят они друг друга крепко. Наверно, славу не поделили. Пойдём в буфет, Нина осетрину привезла. Коньячку выпьем.
Нина Васильевна, наша буфетчица, Семёнова любила. Она выдавала ему чешское пиво в неограниченном количестве, в то время как остальные писатели, в том числе Искандер, получали лишь по три бутылки.
– Куда?! – страшным голосом закричал Семёнов и побежал за собакой.
Сеттер у него был бестолковый, впрочем, как и все предыдущие.
Умным во Внуково был дворовый пёс Тимка, живший у сестры-хозяйки. Он знал, когда и к кому из писателей подлизаться, и всегда был сыт. Единственным его недостатком была ненависть к котам. Одних только дымчатых красавцев Обуховой Тим придушил не менее трёх.
К открытию буфета сходились почти все писатели, находившиеся в то время во Внуково. Старшинов и Костров сели на скамейку возле буфета играть в подкидного дурака. Счёт у них был тысяча пятьсот восемьдесят семь на тысячу четыреста девяносто три, но в чью пользу, затруднялись сказать даже их жёны.
Семёнов, загнав в дом собаку, ушёл пить коньяк с Шундиком. Я от коньяка отказался, сославшись на головную боль. Сегодня в четыре часа утра меня разбудил сосед снизу Игорь Шкляревский. Он написал очередное стихотворение и хотел немедленно узнать моё мнение. В четыре утра рассуждать о качестве стихов трудно, но я на всякий случай сказал, что стихотворение хорошее.
Такова была тогдашняя внуковская жизнь – с осетриной, коньячком, пересудами о друзьях-товарищах…
 
Литфондовский посёлок во Внуково был далеко не единственным обиталищем творческих работников. Ещё до войны здесь были выделены дачи Лебедеву-Кумачу, Соловьёву-Седому, Утёсову, Образцову, Лепешинской, Орловой и Александрову… Их дачи находились по одну сторону пруда. По другую, рядом с посёлком Абабурово, местные его называли Абабуровкой, расположились дачи Исаковского, Твардовского, Погодина.
Недавно мне в руки попала книга племянницы Любови Орловой, которая летом часто жила у тёти во Внуково. Она писала, что внуковские знаменитости очень гордились своими дачами и даже распевали песню, в которой были слова: «Но известно всем давно: Переделкино хвалёное перед Внуковым г…о!»
Этот патриотизм был дорог моему сердцу. Внуковские окрестности меня завораживали. Я знал, где здесь опятные места, где растут белые, подосиновики и лисички, а где полно малины и орехов.
К слову, Внуково манит знаменитостей и сейчас. Здесь живут телеведущий Познер, купивший участок у Лепешинской, актёры Лановой, Абдулов, Быстрицкая, Ахеджакова.
Сам посёлок Абабурово тоже вполне писательский. Его главная улица – Литературная. Перпендикулярно к ней идут улицы Ломоносова, Гоголя и Герцена. Любому постороннему человеку становилось ясно: в Абабуровке правит бал её величество Литература – и никто больше.
Обслуживающий персонал в Литфондовском посёлке состоял преимущественно из жителей окрестных сёл Изварино, Абабуровка, Ликова. Я с ними беседовал о прежних временах.
– Чья здесь земля была до в

Комментарии: 0
Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,5
Проголосовало: 2 чел.
12345

Александр КОЖЕДУБ