(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Все записи этого автора:
16.04.2007 04:51:43

КВН: ДРЕССИРОВАННЫЕ ДЕТИ

Я - давний поклонник КВН, ещё с тех пор, когда эту передачу вели Светлана Жильцова и Альберт Аксельрод. Очень радовался, когда в 86-м Александр Масляков возродил "Клуб весёлых и находчивых". Были у передачи взлёты, падения, смены поколений. Но в последнее время с ней стало твориться что-то неладное. Началось всё с того, что председателем жюри сделался Константин Эрнст. Он у нас самый весёлый? Находчивый - да, так как успешно находит сумасшедшие деньги на "Минуты славы", "Клабы на Первом" и прочие "Розыгрыши", но весёлый ли? Нет, усталый, измученный раздумьями о родине и рейтинге крупный государственный деятель. Мне даже показалось, что кавээнщики стали работать не на публику, переполнившую зал Театра Российской армии, а на одного-единственного зрителя, скромно сидящего по центру в первом ряду. Хотят понравиться лично Константину Львовичу, всесильному, выдающемуся, любимому руководителю, - вдруг продвинет, как малолетнюю Сашу Волковскую, в какой-нибудь "Цирк со звёздами".
Бывший глава жюри Юлий Гусман как-то совсем поник, но, думаю, не из-за того, что его сместили с высокого поста, а в связи с невесёлой премьерой "Парка советского периода" на том же канале. А что делает в жюри Андрей Макаревич? Совсем недавно с гражданской болью он пел: "Рассмеши меня, Петросян, До соплей меня рассмеши…", а теперь задорно хохочет над шутками, которые немногим лучше "петросяно-мартиросяно-аншлаговских соплей". Юмор, который когда-то располагался между строк и взрывал зал остроумной интеллектуальной подоплёкой, теперь болтается, простите, где-то между ног или, наоборот, с другой стороны, где, как известно, "тонкий шрам на любимой попе". Что же взять с других членов жюри - вездесущих Ефремова и Ярмольника? Они смеются, время от времени сверяя уровень своего хохота с реакцией Первого лица Первого канала: понятное дело, артисты, даже такие талантливые и знаменитые, - люди зависимые. Как поётся в той же песне Макаревича: "Ежели хочешь попасть в струю, Нужно просто заткнуть свою".
Да и стоявший по обыкновению на сцене сбоку президент КВН орденоносный Александр Васильевич Масляков смотрелся как-то с припёку - камера то и дело находила мудрую, усталую улыбку другого человека, убирающего могучую чёлку со лба, - вот кто здесь на самом деле самый остроумный. Интернет-сообщество глухо ропщет: "Константин ›прст явно подсуживал казахской команде". То ли свыше был знак поддержать дружественный народ, то ли звёзды финансовых интересов рекламодателей и спонсоров так странно сошлись…
Но это всё пустяки, главное, что меня шокировало в мартовском выпуске КВН, - это дрессированные детишки. Зачем надо было выпускать на сцену ораву дошкольников и первоклашек? И заставлять их произносить выдуманные взрослыми шутки с солёными мужскими подтекстами? И дёргаться по-взрослому. Этого делать нельзя. Никогда. Они же ещё несмышлёныши, ангелы. Константин Львович, Александр Васильевич, Юлий Соломонович, Андрей Вадимович, побойтесь Бога! Оставьте ребятишек в покое, пожалейте их, ведь они в отличие от вас не ведают, что творят.

Оценка записи: 4.5, комментариев: 4

16.04.2007 04:48:22

ПОКЛОНЕНИЕ МАМОНОВУ

"Остров" Павла Лунгина ещё до своего выхода в прокат успел наделать шума и получить изрядное паблисити как в России, так и за рубежом. Фильм открытия последнего "Кинотавра", фильм официальной церемонии закрытия 63-го Венецианского фестиваля, Гран-при фестиваля "Московская премьера"… Глава РПЦ лично вручил создателям ленты патриаршие грамоты. А в довершение ко всему она была выдвинута на соискание национальной кинематографической премии "Золотой Орёл" сразу по всем номинациям.
Но дело даже не в наградах и триумфах, которые отнюдь не всегда - как это нам хорошо известно - являются в наши дни прямым отражением художественных достоинств. Главное, что "Остров", при всей сложности и неоднозначности темы, поднятых проблем, а также общественной на него реакции, должен быть по справедливости назван главным российским кинособытием уходящего года. А может быть, и не только года…
"ЛГ"

Реклама настойчиво приглашала, но я отказывался верить… Говорили, что Пётр Мамонов ради съёмок нарушил своё деревенское уединение, что Павел Лунгин кардинально поменял режиссёрский стиль, на радио рассказывали про раскаявшегося грешника, по телевизору показывали кадры с участвовавшими в фильме популярными артистами... Но всё равно я не верил.
Не верил, потому что помню языческие, чтобы не сказать бесовские, камлания Мамонова в "Звуках Му", помню фильмы Лунгина, в героях которых какая-то духовная жизнь, конечно, была, но вряд ли совместимая с муками совести: "Такси-блюз", "Луна-парк"… После поразительно точного попадания во вкусы европейской фестивальной публики французы даже шутили: "Лунгину осталось снять только "Пари матч". Но обладатель двух каннских призов зачем-то создал "Олигарха" - гимн свободолюбивому, кристально честному борцу за денежные знаки, в одиночку противостоящему коварным спецслужбам, коррупционерам, женщинам и завистникам… Не верил я в режиссёрское преображение! Как не верю в то, что какой-нибудь раскрученный постмодернист напишет вдруг роман о приоритете семейных ценностей, да без единого матерного слова. И, может быть, напрасно - неисповедимы пути…
Автор сценария "Острова" - дебютант Дмитрий Соболев. Павел Лунгин, кино прежде снимающий по собственным сценариям или по крайней мере написанным "при участии", на этот раз - только режиссёр, рассказывающий чужую историю, ничего, кажется, не прибавляя от себя. А история не модная, не выигрышная: юный матрос во время войны со страху выдал своего командира и, спасая шкуру, под дулами фашистских автоматов расстрелял его. Это преамбула, а дальше начинается то, чем заканчивается роман "Преступление и наказание", - духовное преображение. История жизни и покаяния монастырского угольщика, юродивого и целителя. Время действия - 1976 год. Место - берег холодного моря.
Я собирался "не верить" по Станиславскому, но... С самого начала "пробивает" несуетность, громадность и подлинность беспощадной природы "Острова" - Белое море, серые лишайники на камнях, тёмное небо, чёрный уголь, вьюга, снег. "Пробивает" Пётр Мамонов в роли отца Анатолия - немолодой, некрасивый, неприкрашенный, со своими зубами, то есть почти совсем без зубов… Он подлинный какой-то и беспощадный к самому себе. Не получается не верить. Подлинны люди, которые к нему приходят на остров. Сцены с ними - подлинные шедевры - неловко даже говорить, что артисты играют, они замечательно "не играют". Начиная с уникальной Нины Усатовой и кончая потрясающим, мудрым Юрием Кузнецовым.
Изумительно точна и достоверна Яна Есипович в роли дурёхи, пришедшей к отцу Анатолию испрашивать разрешения на аборт.
- А ну пошла, не смей и думать, кыш отсюда, кыш… - И гонит, гонит её с острова.
И она бежит, оглядывается на отца Анатолия и бежит, бежит… И ком к горлу подступает. Она послушает отца Анатолия, послушается - я верю.
Сцена с матерью, привёзшей больного сына (документально точная работа Ольги Демидовой и юного Гриши Степунова), - простая и пронзительная, напомнила о первой сцене "Зеркала" с заикающимся мальчиком, но эмоционально несравненно более сильная. У Тарковского после сеанса с психологом ребёнок сможет говорить, у Лунгина после встречи с праведником - жить… Подкупает то, как жестоко и жизненно переплетаются в фильме высокое и низкое, трагическое и смешное. Мать отказывается оставить только что исцелённого ребёнка в монастыре для причащения, потому что ей, видите ли, на работу надо успеть; герой Мамонова, забравшись по пояс в зимнюю воду, вытаскивает мальчика из...

Оценка записи: 4.7, комментариев: 0

16.04.2007 04:48:09

ДИКИЙ ДОН

ЗАМЕТКИ О ТРАГЕДИИ ИВАНА ВЫРЫПАЕВА

"Эйфория" - ещё одна попытка раскрыть тайну неразгаданной души... Инстинкты и чувство Иван Вырыпаев исследует смело и даже дерзко… Это новое российское кино о любви, нежданной и беспощадной, почти животной……из жизни простых российских людей с запоминающимися диалогами, которые наверняка разойдутся на цитаты…(из текстов, выложенных на сайте "Эйфории")

…мат - это очень сильные энергетические слова… та маленькая поддержка персонажа, чтобы он был реальным.
Иван Вырыпаев

Можно было бы, конечно, лишь только посмеяться над безапелляционной дерзостью создателей как сайта, так и фильма. Можно было бы попросить вернуть деньги за билет, подать в суд на хамов, которые публично и не раз обматерили кинозрителей, но чу… что-то останавливает. Не страх попасть под либеральную дубинку… Нет, дело в том, что это действительно трагедия. И фильм - трагедия, и то, что он снят, - трагедия, и то, что "золотого львёнка" в Венеции получил, а затем Гран-при 22-го Варшавского международного кинофестиваля и две престижные награды на киевской "Молодости" - тоже.
Это я для затравки, чтобы режиссёр почувствовал, что испытывает человек, купивший за 150 рублей билет: сидит себе в полупустом зале и вдруг, усыплённый дивно снятыми картинками донской степи, "нежданно и беспощадно" получает по ушам и по мозгам. Якобы русской речью, якобы "простых, российских" людей, да всё по матери, по матери. На Дону, на Волге, на Оби, конечно, говорят по-всякому, но так по-московски, по-пацански, как в фильме, ей-богу, не матерятся. Музыка речи другая, быт, да и всё там другое. Действие ведь режиссёр разместил не в подмосковном ночном клубе, не на квартире обкуренных полудурков, а на "могучей русской реке".
Женщина, развалившаяся, раздвинув пыльные ноги на обочине дороги, говорит томно-проникновенно: "Я щас вон там вон за оврагом так классно пое....сь". Был бы пистолет, выстрелил бы в экран, знал бы адрес - режиссёру бы открытое письмо написал: "Что ж ты, гад, делаешь?" Так стыдно стало за актрису. У неё же близкие, наверное, есть, родители, учителя, дети… Рядом со мной юные зрительницы замерли, покраснели или нет - не знаю, на последних рядах дружно заржали тинейджеры…
"Трагедия (греч. tragodia, буквально - козлиная песнь, от trаgos - козёл и ЪdО? - песнь) - драматическое произведение, изображающее печальные и мрачные события, в основе которых лежат конфликты непримиримых сил, с неизбежностью ведущие к гибели героя".
Теперь понятно, с какого переляку стадо коз забрело в трагедию Вырыпаева, козлы в нём, полагаю, тоже есть, но скажите на милость, "какие непримиримые силы с неизбежностью ведут к гибели героев"? Грязные люди и мужского, и женского пола (полфильма мучил вопрос: когда ж они наконец помоются?) пьют стаканами или из горла (марка водки весьма приметна - браво, продюсеры!). Мерзкие люди мерзко пьют горькую, сношаются в пыли. Это - трагедия русского алкоголизма, такое - сплошь и рядом, но не про пьянство же кино снимали, а про любовь. При поддержке не прачечной, а Федерального агентства по культуре и кинематографии при Министерстве культуры. Где высокие чувства? Они ведь должны быть в трагедии. Какие героические поступки совершают герои? Влюблённый Паха (Максим Ушаков) даже не находит сил поговорить с мужем возлюбленной, даже не вызывает его на поединок, что для трагедии было бы естественно. Нет, он ворует чужую жену подловато, по-тихому, "по-московски", да ещё на словах обещает ей убить мужа. Ему что, только половая близость, бедолаге, нужна? Или он хочет строить жизнь с возлюбленной? В любом случае нужно как-то решать проблему мужа. А он ничего не решает, ничего не совершает, инфантильно подставляя и себя, и возлюбленную под праведные пули жестоко оскорблённого мужика.
Жена (Полина Агуреева), валандавшаяся с любовником и потому не уследившая за маленькой дочкой, которой собака в это время палец отгрызла, достойна сурового осуждения. Ей-богу! Я понимаю: "инстинкты и чувство", но за дочкой-то смотреть тоже надо. Впрочем, и история с собакой - враньё. Дворовая овчарка (не бультерьер какой-нибудь), при которой вырос ребёнок, никогда (!) не причинит ему зла, наоборот, будет ребёнка защищать. Если же причинила, то это опять же история для отдельного трагического исследования. Но не из человечьей жизни, а из собачьей. Полагаю, что что-то подобное могло случиться в мажорном окружении создателей фильма, однако не с дворнягами, а с бойцовыми породами, специально выведенными для рублёвских понтов.
Как справедливо полвека назад заметил Иосиф Бродский: "Лжецу всегда несчастия дороже, они на правду более похожи".
Парадоксальный трагический прокол режиссёра Вырыпаева - выбор актёра на роль ревнивого мужа. Он нашёл в...

Оценка записи: 5.0, комментариев: 0

15.04.2007 11:00:00

ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА

ТАЙНЫЕ БОГИ ЭФИРА

Я, честно говоря, всегда относился
с подозрением к требованиям, чтобы
телевидение воспитывало, мобилизовало или кого-то поднимало на что-то, я думаю, что задача телевидения – информировать
и развлекать, и давать собственно
материал для размышлений.

Константин ЭРНСТ
(из предновогоднего интервью
«Эху Москвы»)

Ну зачем в чём-то подозревать и упрекать новогоднее телевидение? Да там стараются ради нас изо всех сил, мы чего-то ещё только нарезаем, а нам уже создают праздничный фон, развлекают, картинка с каждым годом всё ярче… Ну чего возмущаться, задумываться о чём-то? Надо радоваться… Но прав Константин Эрнст, материал для размышлений телевидение даёт обширный, в том числе и о нём самом.
Его влияние огромно и до конца не исследовано. С одной стороны, это – многомиллиардный бизнес, с другой – невиданная форма коммуникации для сотен миллионов людей. Нажимая на кнопку пульта, мы, сами того не ведая, становимся клиентами колоссального виртуального супермаркета, в котором чего только нет. Перед нами заискивают, потакают нашим слабостям, предлагают интереснейшие программы, с одним только условием – в них будет немного рекламы. Ну понятное дело, телевизионщикам же надо как-то жить. «Реклама – это святое», – как то ли в шутку, то ли всерьёз говорят на «Эхе Москвы». Но рекламные деньги – это не шутка, многие, как известно, головы сложили на этом поле.
Рекламодатели денежки дают тем каналам, и тем больше, чем больше аудитория данного канала. Любой теленачальник кровно заинтересован в том, чтобы мы всё бросили и смотрели именно его канал, чтобы мы доверили именно его «телепузикам» своих детей, которых они «воспитывают и мобилизуют» как верных потребителей их дальнейшей телепродукции. Идёт яростная конкурентная борьба за настоящего и будущего клиента. Но к чему она приводит?
Французский социолог Пьер Бурдье1 задолго до появления на российских каналах ледовых шоу-двойников, задолго до того, как у нас (во Франции всё это произошло значительно раньше) на телевидении закрепился ограниченный круг телелиц (певцов, юмористов, экспертов), сделал парадоксальное открытие. Конкуренция между каналами не приводит к улучшению их качества. Почему, ведь конкуренция – всегда хорошо? Потому что арбитрами являемся не мы, не общество, не Жан-Люк Годар, не Александр Солженицын, не академики Алфёров или Гинзбург, а «тайное, владеющее сознаниями божество мира телевидения – рейтинг». И это «божество» не впускает в своё поле (а если впускает, то очень быстро выталкивает) что-то глубокое, неординарное, духовное, ориентируясь на вкусы и инстинкты пресловутой «тёти Мани с Марьиной Рощи».
Эта абсолютно виртуальная тётя диктует, что «смотрибельно», а что не «смотрибельно». Именно на её «духовные потребности» и инстинкты ориентируется негласный руководитель телевидения – рекламодатель. Он, конечно, не единственный игрок на телеполе. Есть ещё и крупные корпорации, владеющие телеканалами (хотя сегодня никто из олигархов так открыто не рулит телевидением, как Березовский или Гусинский). Есть государство, влияние которого заметно пока только в политической сфере (в гуманитарной – меньше, хотя вспомним, как высказывание министра обороны по поводу дебилизации отозвалось на «Аншлаге», который на некоторое время даже исчез из эфира). В идеале это ещё и общественность, которая обязана препятствовать движению телетел «всё ниже и ниже и ниже». Но влияние главного «силовика» – рекламодателя постоянно и неотвратимо.
Безрекламное советское телевидение было скучным, заидеологизированным, но, как ни странно, несравненно более демократичным и человечным. Иначе современное рыночное телевидение не возвращалось бы с таким упорством к советским песням, фильмам, фигурному катанию, КВНам и новогодним «Огонькам».
Давно нет советской идеологии, и кажется, что нет никакой? Нет, есть, никогда не декларируемая, но тем не менее явственная: идеология развлечения, идеология жизни как праздника. А как же «глаголом жги сердца людей», «не спи, не спи, работай», «смягчение нравов»? О нравственной коммуникации теленачальники не говорят, как будто это что-то замшелое и стыдное. Но вот что поразительно: при полной свободе в области развлечений отечественное телевидение пришло к тому, что каналы похожи друг на друга, как Басков с РТР на Баскова с Первого.
У них множество очень похожих лиц, и все...

Оценка записи: 4.0, комментариев: 0

Александр КОНДРАШОВ


В этом разделе:

Архивы
Архив рубрик
Архив изданий
Блоги авторов
Авторы

©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов