(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Посмотреть все записи этого автора
05.09.2007 12:31:01

Старая живопись

Пока человек не знаком с пунктом приема стеклотары, живет он - слава Богу! Такой человек, как правило, не требует сдачи и охотно подает чаевые. Уважаемый человек, респектабельный, солидный.

Но мир устроен таким макаром, что рано или поздно человек прозревает. Мой сосед, забулдыга, сказал бы: созревает. А когда он созревает, то у него появляется непреодолимое желание загрузить авоську пивными бутылками и отправиться в пункт. На первых порах он будет стесняться, краснеть, лепетать что-то небесное, а сизый мордоворот за стойкой будет его безбожно обсчитывать. Потом он будет набирать опыт. Опыт - это великая вещь! Без опыта, к примеру, Вронский не соблазнил бы Анну Каренину. Улавливаете?.. Так вот. Набирая опыт, человек начинает буреть. И коренные зубы у него преображаются в клыки. Для того, чтобы отстаивать свои принципы. Правда, некоторые живут без принципов и без клыков. Не одобряю. Накладно. Клыки надо иметь. И не только иметь. Совершенствовать! У некоторых моих компаньонов не клыки, а бивни.

Когда человек доходит до кондиции, то сдача стеклотары - это уже страсть. Он идет в пункт, как верующий в храм божий. Он обливается потом, спешит и, завидя длинный хвост очереди, кричит издали: "Кто последний - я за вами!". Хвост очереди - как хвост гремучей змеи. Он реагирует на каждое движение головы. И тогда в нем рождаются звуки. Если вы дошли до кондиции, друг мой, то вы по звуку можете определить, кто что пьет. Каждая бутылка издает специфический звук. Мне лично больше нравятся голоса "мерзавчиков". Нежные такие, минорные: динь-динь! динь-динь!.. Впереди стоящий затылок наверняка обожает "мерзавчики". По приметам, бывший интеллигент. Я ненароком толкаю его своим пивом, и он оборачивается ко мне. Симпатичная личность. Очень похожая на дедушку Гирландайо. Между прочим, если приглядеться, то люди, сдающие стеклотару, все, как один, сошли с полотен старых мастеров. Вот, например, - бабушка. Приглядитесь. Неужели не узнаете? Мне стыдно за вас. Вы авантажный, но темный человек. Это же Грета. Да-да, та самая Безумная Грета, которую писал Брейгель Мужицкий!.. А этот тип с бородкой? Вот этот. Шестой. В конотопской шляпе. Франс Хальс: веселый собутыльник! Сдает пустую "Медвежью кровь", а купит полную. И тут же высосет. Не сам, конечно. Бога ради! Он же - со-бу-тыль-ник! Вдумайтесь в это понятие. Оно стоит в одном ряду с такими, как сотрудник, соратник, соплеменник. И даже соучастник, в лучшем смысле этого слова. Поэтому, уверяю вас, пить сам он не станет. Ни за что! Он поделится с ближним. Вот с этим, например, в жабо. С Вильгельмом Оранским... А вот девушка с жемчужной серьгой. Как ты сюда попала, милая? Хотя, конечно, синие тени под твоими очами дают пищу для раздумий. Ты неудачно вышла замуж. Твой муж - молодое, сытое животное. Пьет, как гарлемский сапожник. А бутылки сдавать - тебя посылает. Болезная ты моя! Пока не поздно, пока не пропил мучитель твою жемчужную серьгу, уходи к отцу. К Вермееру.

Поток моих ассоциаций был прерван одиозно. Мне показали клыки. Я не стерпел и лязгнул своими. Безумная Грета навела на меня свои кошмарные провалы и на шепелявом диалекте прошамкала: "Штоит и шпит шпана безушая!". И ни один мускул не дрогнул на ее доисторическом лице. Представляете? Мне уже скоро пятьдесят, я уже стеклотарщик с опытом, а она, карга допотопная, вздумала меня оскорблять. Выставляю вперед ногу. "Молчи, каменный век, - говорю, - молчи, горгона беззубая, а то, я так-перетак, за себя не отвечаю..." Уверяю вас, что с моей стороны все было путем, как надо. По правилам. На моем месте любой так бы поступил. Но раз на раз, как говорится, не приходится. Безумная Грета взбеленилась и подняла на меня весь цех. Первым ей на выручку пришел веселый собутыльник. Он пнул меня ногой в святое место, и это был сигнал к расправе. Меня били все, даже девушка с жемчужиной в ухе. Вильгельм Оранский нес какую-то филиппику и махал бутылкой из-под шампанского. Хромоножка - Хосе Рибера, семнадцатый век - колотил меня палкой. А милый дедуля - шедевр Гирландайо, слоновыми бивнями разбомбил мою стеклотару. "Что же ты делаешь, пупырчатый! - завопил я во всю глотку, - внук смотрит!". Но дело уже положили в шляпу. Я понес моральный и материальный урон. Бутылок было рублей на пять.

Ползу домой и вижу двух гомосапиенсов. Оба ищут равновесие. Из карманов торчит стеклотара. Предложили выпить. Я выпил. Предложили еще. Я выпил еще. Приняли меня в веселые собутыльники. И вот идем мы по дороге, а дорога, как гадюка, извивается. А мы идем. Идем цугом, держимся друг за друга, чтоб не потеряться... Вы - трезвый человек. Вы смотрите на нас со стороны и, вероятно, думаете: Питер Брейгель Старший. Слепые. Суровый, беспощадный реализм!


1984 г.



Комментарии: 0
Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,7
Проголосовало: 15 чел.
12345

Николай Иванович Осадчук