(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Все записи этого автора:
03.04.2010 19:41:23

Каждому свое

Дверь с шумом открылась, брякая ведром и  швырнув швабру на стенку, в комнату вошла  Николаевна. "Хорош дрыхать. Мне убирать  надо" громко объявила она. Было совсем рано.  Протирая глаза, обитатели палаты  зашевелились. Кто то уже поднялся с кровати.  "Николаевна, у меня голова болит, всю ночь  не спала", просящее вымолвила женщина с виду  лет тридцати, с бледным воспаленным лицом.--  Давай, давай выспишься". Некоторые не проснулись. Николаевна подошла к одной кровати и затормошила лежащую там женщину.—"Светка,  тебя что не касается? Шевелись." Женщина поднялась, накинула халат и, хромая вышла из комнаты.  

Коридор был пустой. В других комнатах еще  спали. Присесть было негде. Обитатели палаты  столпились возле двери. Убрав палату,  Николаевна вышла в  коридор. "Пока не высохнет не заходить" скомандовала она, и зашуровала шваброй по коридору. Женщины поспешили  в стороны.  

В пол девятого был завтрак. Столовая была  небольшая. Стояли три деревянных стола, рядом
скамейки. Всем мест не хватало. Ели по  очереди, по несколько палат. Тем не менее  иногда кто то оказывался без места. На сей  раз без места оказалась Марфуша, девушка—инвалид вся поморщенная, нелепого  телосложения, с помутневшим непонимающим  взглядом. Она растерянно суетилась между столами. Остальные, между тем уже ели. Ее  заметила  женщина в белом халате. "Садись, не  то с носом останешся" буркнула она Марфуше.  Но по скольку та продолжала крутится возле  стола, подошла и усадила, заставив кого то подвинуться. "Валя, а что есть, тут нет ничего" ... Еду уже не подавали. Чтоб не  морочить себе голову Валя подвинула Марфуше  чью то тарелку с недоедками, "Уже все съели, где я тебе возьму". Марфуша долго молча  смотрела на тарелку. Затем разрыдалась. Ушла.

Другая палата была маленькая и напоминала  вагонное купе. С двух сторон в два яруса  размещались кровати. На одной из них лежал  парень лет тридцати худощавый, бледный  с  живым, выразительным взглядом. Облокотившись  головой на руку, он разговаривал  с  соседом  напротив внизу. Говорили о футболе, что  показывали вчера по телевизору. Небольшой  телевизор стоял и здесь, в комнате. Но не  работал. "Ваня, а что там?" спросил сосед, показывая на телевизор. Ваня рассказал про причину, чего то там не хватало. Кто то  обещал принести. "Но сделать то можно?"—" Сделаю наверно" ответил Ваня и попросил, "Егорыч, узнай что там на обед. И если что  чаю принеси. Егорыч пообещал и вышел из  комнаты.  

У Вани не действовали обе ноги. С кровати  он не вставал. Сюда приносили ему еду, сюда  приходили его проведать. Здесь, в этой тесной комнатушки вот уже несколько лет проходила  фактически вся его жизнь.  

Когда то была нормальная жизнь. Друзья, общение, надежды... Но однажды попал в  аварию. Остался инвалидом. И все  перевернулось. У друзей своя жизнь. Беда  никому не нужна. Сюда он сам попросился. Не  хотел причинять лишнего страдания  матери. И  настоял на том. 

Оставаясь недвижимым Ваня был  общительным, интересующимся, деятельным.  Рядом с его кроватью на подоконнике стояли  всякие коробочки с деталями, инструменты,  паяльник, платы радиоприемников. Он почти  всегда что то делал.  

Довольно часто его навещала мама. Невысокая, седая  женщина. Приносила что ни будь, еду  или какие ни будь вещи. Сидела возле  него.  Рассказывала про  дом, знакомых, друзей.  Ваня все с интересом  слушал, спрашивал и  перебивал когда она начинала плакать. В  такие моменты он обычно просил ее что то принести,  кому то что то передать. И никогда не проявлял каких бы то ни было причин для жалости к  себе. 

Самым неприятным для него была  невозможность удовлетворять насущные  потребности. Ведь он самостоятельно не мог и  в туалет сходить.  Вынужден был пользоваться  обслуживанием здешних работниц. Просто  нестерпимо больно было терпеть такую помощь  от женщин. Но виду он почти никогда не  подавал.  

Вообще выдержка его не позволяла видеть  его внутреннее состояние. Никто не знал, что  происходит в его душе.   

Сергей Миронов


В этом разделе:

Архивы
Архив рубрик
Архив изданий
Блоги авторов
Авторы


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов