(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||
Все записи этого автора:
12.02.2011 14:47:31

Рождественский гусь

                                          РОЖДЕСТВЕНСКИЙ    ГУСЬ


       В долгие зимние вечера, что бы скоротать время и занять  досуг детишек, мы с женой устраивали семейные чтения. В нашем далеком островном поселке телевидения в те времена не было и развлекать себя мы были вынуждены сами, поэтому частенько мы всей семьей укладывались в одну кровать и под завывание ветра за окном читали с женой вслух книги или рассказывали разные истории. Книги были разные и взрослые, и детские, а истории, и веселые, и страшные. Мальчишки наши слушали разинув рты и развесив уши. Однажды в один из таких вечеров жена поведала нам историю, которую я и хочу рассказать вам.
              
                     СТРАХИ   ЖИВУТ  В  ТЕМНЫХ  УГЛАХ.  
   
      Жила – была одна маленькая девочка и, очень часто, родители отправляли ее пожить в деревню к бабушке. Братишка ее оставался с родителями в городе. Бабушка была одинокой, жилось ей трудно, а девочка скрашивала ее одиночество и приносила ощутимую помощь в ведении хозяйства. Так и жили они вдвоем – маленькая девочка и старенькая бабушка в покосившемся деревенском домишке. Бабушка, время от времени, отправлялась в город по делам и заодно навестить родителей девочки, а девочка с нетерпением ждала возвращения бабушки с городскими гостинцами. Вот, как-то, в канун новогодних праздников бабушка собралась в очередной поход в город, а путь туда предстоял быть трудным и долгим. Пешком километров тридцать с гаком и немалая часть его по льду замерзшей реки – Камы. Хорошо, если повезет и кто-нибудь подвезет на санях, а так, туда и обратно, дней за пять не управиться. Наказала бабушка внучке топить печь, убираться в избе, кормить скотину, а в школе получать хорошие отметки и ушла. Ну, по началу девочке было легко и весело. Доверие бабушки, ощущение самостоятельности придавало сил и создавало хорошее настроение. Но чем дальше, тем было хуже – наваливалась тоска, а вечерами одиночество становилось, просто, невыносимым. А тут, еще, в день ожидаемого возвращения бабушки испортилась погода. Пошел сильный снег, перешедший в пургу. И поняла, тогда, девочка, что не придет сегодня бабушка и придется ей в эту ночь спать одной в избе под страшное завывание ветра в печной трубе, а керосин кончился давно и свечи надо экономить. Наступил вечер, на дворе сделалось совсем темно и стало девочке совсем тоскливо, и страшно. Но, как говорят - «надежда умирает последней», зажгла девочка свечу, села возле замерзшего оконца, протаяла своим дыханием луночку в стекле и стала ждать бабушку. Вот, так, сидит и ждет, время от времени, всматриваясь в снежную круговерть на улице, а бабушки все нет и нет, – заночевала в соседней деревне, наверное. В избе сделалось совсем темно. В трубе по волчьи воет ветер, в темных углах шевелятся лохматые тени, скребутся и пищат мыши. А мышей девочка боялась, даже больше домового и лешего, которые наверное жили под печкой. И сидит, девчушка, трясется от страха и в оконце уже боится смотреть, везде ей мерещится всякая нечисть, а в углах черти и кикимора.  И тут, вдруг, в оконное стекло раздается резкий, громкий стук и девочка видит в проталинку, что кто-то стучит в окно скрюченным пальцем. Страх парализовал все ее тело, расширенными от ужаса глазами она смотрит в окно. Стук повторяется, но теперь она видит не палец, а чей-то прильнувший снаружи к окошку глаз. И она, готовая, уже, умереть от страха видит, что глаз, смотрящий на нее, не человека, а птицы и палец не палец, а клюв.                                     

                                                ПТИЦА   СЧАСТЬЯ                    ...

Оценка записи: 0.0, комментариев: 0

28.06.2010 16:32:06

О лохматых и пернатых, полёты во сне и наяву

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ, ПЕРВЫМ ДЕЛОМ САМОЛЕТЫ. НУ, А ДЕВУШКИ СОВСЕМ ТУТ НЕ ПРИЧЁМ.
УХ-ТЫ! АХ-ТЫ! ВСЕ МЫ КОСМОНАВТЫ!

Моё, поколение шестидесятников, прослыло романтиками и мечтателями. Да, и неудивительно - нищий, но гордый народ искренне верил в предначертание: - « Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Звучали марши, гремели литавры, тяжеловесные поезда напрягали стальные жилы, «на гора» выдавалось огромное количество угля. Кубань кормила хлебом всю страну и заграницу тоже, рекой текла расплавленная в мартенах сталь. Страна гордилась своими достижениями и героями. Вот-вот мы перегоним Америку по производству мяса и молока и в этом нам поможет кукуруза и патриотический почин. Появились бригады «коммунистического труда», ширилось социалистическое соревнование. На такой, вот, высокой волне мы и неслись, каждый к своей, пленившей душу мечте. Манили нас недосягаемые высоты, бездонные пучины, туманные дали и мы все мечтали кем-нибудь стать. Привлекали мужественные профессии полярников, геологов, врачей и конечно лётчиков. Ну скажите кто из вас в детстве не мечтал стать летчиком? Не найдётся такого.

Так вот! Одна маленькая девочка, лет двенадцати, маленькая, но очень мужественная и упрямая девчонка очень мечтала стать летчицей и по примеру М. Расковой, В. Гридозубовой и П. Осипенко бороздить воздушные океаны родной планеты. Но для свершения «голубой» мечты нужно было долго расти и долго учиться, короче говоря - ждать. А ждать и догонять, сами знаете - самое паршивое дело. И эта маленькая девочка решила, не откладывая дел в долгий ящик, лететь прямо сейчас.

Жила девочка тогда в большом, по тем меркам, татарском селе вдвоём с бабушкой. Цивилизация в духе времени обычная: - керосиновая лампа, русская печь, да непосильный крестьянский труд от темна до темна за палочки (трудодни). Радиолопух в избах - большая редкость. Подходит, однажды, девочка к бабушке и говорит: - «Бабуля! Сейчас я буду прыгать с парашютом и хочу, что бы ты посмотрела. Лететь буду вот оттуда и вот туда».

Бабушка было воспротивилась, но потом передумала, - пускай себе по-развлекается и уставилась в окошко. А внучка, тем временем, затягивала на крышу дома, что-то совсем непонятное, не похожее ни на прялку, ни на швейную машинку. Бабушку Наташу (так звали старушку) стало разбирать любопытство. Устройство, затаскиваемое на крышу, издалека напоминающее крылья Икара и летательный аппарат Леонардо Давин-чи, оказалось огромным импровизированным парашютом а-ля Котельников склеенным из прутиков и старых газет. У бабушки широко раскрылись подслеповатые глаза. А внучка посмотрела на облака, почесала веснушки на носу, помахала ручкой и, прыгнула. У бабушки Наташи отвисла челюсть и надолго. Техническое изобретение внучки, будучи весьма сомнительного качества, моментально разорвалось в клочья и полёт дальше проходил по всем законам физики о свободном падении тела. Роль аэродинамического эффекта немного сыграл сарафан, который по тем же законам физики задрался на голову, а под сарафанчиком-то никакой одежды больше не было. Исподнего в деревнях в ту пору не носили, - негде, да и не на что было купить.

Кульминацию воздушного ШОУ представить не сложно. Голенькое, романтическое тельце смачно шлёпнулось в жирные заросли крапивы, выше человеческого роста. Из глаз бабушки Наташи от неудержимого смеха катились слезы, плечи тряслись, челюсть беззвучно колыхалась, а на полу под ней растекалась лужица (человек-то однако старенький).

Юная виновница бабушкиного греха пулей вылетела из крапивы, выделывая невообразимые «па» и расчёсывая ногтями пострадавшие места, особенно пострадала «мадам Сижу». Бабушке Наташе уже ста
новилось плохо от смеха. Но от него, говорят, молодеют, и показалось тут бабушке, что скинула она в один момент несколько десятков лет.

Вот так и прошёл первый полёт маленькой мечтательницы. Прошли годы, девочка выросла, и оказалось, что на земле очень много дел, которые необходимо сделать. Волею судьбы она стала моей женой, подарила мне двух замечательных сыновей. Вот уже 45 лет мы в одной лодке, прошли и через огонь, и через воду, и через медные трубы. Но мечта летать не покидает её всю жизнь. Я тоже когда-то мечтал о полётах, но летал только во сне, а наяву мои полёты носили характер падений с крыши с молотком в руках и гвоздями в зубах.

И сегодня, когда наша ладья на всех парусах устремилась к берегу, хочу воскликнуть: - «Родная! Если ты снова захочешь полететь, возьми меня с собой. Я не хочу без тебя.

Хабаровск.
В.А. Ягудин.

Оценка записи: 2.0, комментариев: 0

22.04.2010 14:01:53

ДАЛЕКИЙ ОСТРОВ РОДИНЫ МОЕЙ!

ДАЛЕКИЙ ОСТРОВ РОДИНЫ МОЕЙ! КРАЙ БОРЬБЫ И ПОБЕД -САХАЛИН!

Читая материалы под названием « День изменивший мою жизнь » почти всегда сталкиваюсь с историями о внезапной и счастливой встрече двух людей, которые очень долго искали друг друга в этой жизни, в конце или начале пути и наконец-то нашли. Ну, что же бывает, - « Маша шла, шла, шла - пирожок нашла ». Но, только мое мнение - этот день не изменил жизнь, а определил дальнейшую жизнь ибо, неудовлетворенный или боявшийся, опасающийся чего-то человек подсознательно уже готов к изменениям в судьбе. Кому-то мерещится небо в клеточку, кому-то найденный клад, а кому-то счастливая жизнь с любимым человеком. Часто мечты сбываются и опасения тоже, плохо, когда воображение побеждает разум. Ну, тут уже - каждому свое, и я тоже хочу вспомнить, и рассказать о дне, поистине изменившим всю мою жизнь, всю мою сущность, да и не только мою.

НЕФТЕГОРСК - МОЯ БОЛЬ, МОЯ ПЕЧАЛЬ, МОЯ НЕЗАЖИВАЮЩАЯ РАНА!
Ревущим, безжалостным монстром этот день едва успев народиться, ворвался в жизнь спавшего городка нефтяников, что на севере Сахалина. Чудовищная сила приподняла «шедевры архитектурного зодчества хрущевской эпохи - голубую мечту советского обывателя» и швыр¬нула на землю. Блочные бетонные пятиэтажки рассыпались как карточные домики. Погребен¬ным под обломками оказалось все население Нефтегорска - две с половиной тысячи человек.На все на это подземной стихии понадобилось всего, лишь, семнадцать секунд. 27 мая 1995 года была суббота. День выдался благоприятным, чем люди не преминули воспользоваться для посадки картофеля на своих огородах. Огороды просохли, но за заборами и в тайге еще лежал снег. Мы всей семьей тоже весь день трудились в огороде. После вспашки огорода меня отпустили домой, полтора года назад у меня была операция на желудке и, долго физически работать я не мог. Жена моя - Лидия с сыном Вениамином и внучкой - Оксаночкой остались сажать картошку. Жена Вениамина - Елена находилась весь день у себя дома с грудной Дашуткой и в огородной компании участия не принимала. Соседи по огороду тоже работали у себя на участке весь день и в процессе трудового общения сын с соседом решили ехать с утра на рыбалку, а снасти готовить сегодня вечером. Оксаночка просилась идти вечером с отцом в сарай, но он ей отказал так как собирался идти туда поздно вечером. Тогда Оксана отпросилась ночевать у нас, у дедушки с бабушкой. Таким образом старшая внучка оказалась у нас. Жена рано легла спать, а мы с внучкой занялись подготовкой нашей собаки к выставке. Была у нас собака породы - «черный терьер». Единственная на весь Сахалин, мы очень гордились этим и любили его. Итак, мы с внучкой постригли Мавра (так звали собаку) и потом долго гуляли по улице беседуя на разные темы. Оксаночка любила задавать дедушке разные вопросы, а дедушка любил отвечать на них. В этот вечер над островом стояла редкая, какая-то гробовая тишина -полнейший штиль. Такого я за двадцать с лишним лет не наблюдал. Не знаю, что действовало на восьмилетнего ребенка, то - ли погода, то - ли еще что, но только задавала на сей раз она мне странные вопросы. Это были вопросы о смерти, о загробной жизни. Я отвечал ей в силу своего атэистического воспитания и материалистического образования, вобщем как мог. Но никакого предчувствия у меня не возникало. В одинадцать вечера мы пришли домой, поужинали, потом она по видику посмотрела свой любимый мультик -«Чудовище и красавица » и я уложил ее спать в нашей спальне. Боже! Как я не хотел вытаскивать раскладушку, хотелось уложить ее в нашу с женой постель и спать всем вместе. Но нет, разложил раскладушку, уложил накрыв любимым ворсистым покрывалом и пошел на кухню перекурить. Ровно в час ночи 28 мая я завалился в кровать, разбудив при этом жену. Внучка уже спала на раскладушке в нескольких сантиметрах от нас, собака рядом с ней на полу - это все на пяти квадратных метрах. Жена -Лидия, поднялась и села на краю кровати. Я спросил: - «Что с тобой, почему не спишь?». Отвечает: - «Не пойму, но мне почему-то плохо». Посидела немного и снова легла. Заснуть мы не успели. Где-то за стеной у соседей работал телевизор, слышалась музыка, транслировали «Фестиваль песни» из Сан-Ремо». И тут, вдруг, ко всем привычным для нас звукам, рожденным ночной жизнью дома и улицей стал примешиваться посторонний звук. Послышался нарастающий гул, шедший непонятно откуда и перешедший в рев пролетающего на небольшой высоте реактивного самолета. Затем последовал страшный толчок. Весь дом затрясло, зашатались стены, кровать заходила под нами ходуном. Вдруг все стихло. Я понял сразу, что происходит и закричал: - «Лида! Это землетрясение, нужно бежать». «Куда бежать?» -
ВЕНЬКИН   ФОНТАН.   (быль)

                                                                                       
      В начале было слово, потом было дело. И был день, и была ночь, потом было утро, и тогда все увидели. А вот о том, что все увидели, и пойдет рассказ.  
                                                                   
      Была в далеком сахалинском поселке  обыкновенная школа, и учились в ней обыкновенные советские мальчишки и девчонки, и учили их обыкновенные советские учителя, любившие этих мальчишек и девчонок огорчавших их иногда не выученными уроками, и радовавших глубокими знаниями предметов, в общем, все как всегда и как везде. И был в этой школе выпускной 10. Б класс, и учился в нем обыкновенный белобрысый мальчишка, который звезд с неба не хватал и в особом прилежании замечен, не был, и звали этого парнишку – Вениамином, а друзья, просто – Венькой.  

     Домой из школы Венька пришел уставший и раздраженный, швырнув портфель на диван, закрылся в спальне. Мать, почувствовав неладное, вытащила из портфеля дневник. Из записей в нем, кроме жирной двойки сообщалось, что сын, ваш Вениамин, не читал «Большая земля», ничегошеньки не может рассказать о героизме генсека  Л.И. Брежнева во время второй мировой, и вообще – дерзит учителю, примите меры. К ужину Венька появился спокойным и умиротворенным с загадочным выражением на физиономии. Родители требовали объяснений и, он рассказал: - Училка достала окончательно, оставила после урока и долго му- чила своими нравоучениями, а за окном весна, будоражащие свободолюбивую душу запахи проснувшейся тайги. Валом шла корюшка. «Большая земля» - далеко и героический эпос генсека, почему-то уже не вызывает эмоций, а за окном весна и свобода – ах какое это сладкое слово. Венька смотрит на шевелящиеся губы и не слышит, о чем нудно вещает учительница, мысли его там за окном в тайге, на заливе. Но в какой-то момент до него доходит, чего от него добиваются. – Веня! Ну, какую память о себе ты оставишь в школе? - слышит он и, неожиданно для себя, отвечает: - Фонтан построю!  
                                                                                                             
Учительница считая такой ответ – дерзостью, в ярости покидает класс. Венька уныло бредет домой думая о том, что – «Слово не воробей» и за - «Базар» теперь придется отвечать.
                                                                                                                                            
Почти целую неделю Венька ходил...

Оценка записи: 0.0, комментариев: 0

20.04.2010 12:20:18

Старик и пончик

Памяти друга моего Алексанра.
                                                                                                            
Старик  и  пончик  или  Сон  в  руку
                            
Старик проснулся среди ночи, толи от приступа кашля, толи от приснившегося сна. Последние годы старик страдал нарушением сна. Сказались и возраст, и годы труда на Крайнем Севере на «благо да во имя», всевозможные жизненные перипетия. Букет всех этих «прелестей» не мог не отразиться на здоровье и судьбе старика лишив его, даже туманных, перспектив на будущее. Однажды так же внезапно проснувшись вдруг понял, что он уже старик, пусть не совсем дряхлый, но старик – «отработанный пар».   Что он, работающий пенсионер, скоро не сможет работать и, что тогда – одному богу известно. Ну, есть у него жена с которой прожил он сорок  семь лет, замечательная женщина подарившая ему двух прекрасных сыновей, которые никогда не бросят своих родителей. Но жена теперь серьезно больна, а сыновей грузить своими проблемами старик не собирался.

Покашливая, стараясь не разбудить жены, старик босиком прошлепал на кухню. Не зажигая света нащупал на столе сигареты, закурил возле полуоткрытого окна. Что же мне такое приснилось? – думал он. Частенько видения, возникающие во сне были из далекого прошлого, но проснувшись старик не мог толком вспомнить, что он видел, а отдельные фрагменты не поддавались толкованиям. Сейчас старик решил пойти от обратного, от того, что волновало и беспокоило его, пожилого человека, в последнее время. А беспокоило его, как и многих, резкий скачок цен на продукты питания, рост инфляции, «кризис – шмизис» какой-то, и никакого повышения зарплаты. Судорожное хлопанье ладонями по ляжкам сопровождаемое удивленным кудахтаньем –« АХ! АХ! » членами правительства и высокими чинушами вокруг, не вдруг, возникшей проблемы сводившей на нет все их обещания и веру в « ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО »,  напоминали  предвыборные обещания – «обещать женится – еще не значит жениться». Старик в экономике разбирался слабо, а политикой не занимался, считая делом грязным, не благородным. Для чего нам так необходимо вступать в « ВТО » и за счет чего происходит бурный рост « ВВП » для него оставалось загадкой. Строительство «Сочинских Олимпийских НЬЮ ВАСЮКОВ» воспринял как несвоевременную, неоправданную, но кому-то очень нужную идею. Впрочем, увидеть ее воплощенной в жизнь он не надеялся по причине короткой продолжительности человеческой жизни.   В свое время, ведя активный образ жизни, старик прошел через пионерию, комсомол. Патриот, романтик – шестидесятых по инерции вступил в КПСС. Ну, что ж, бывает, молодо-зелено. Понадобилось старику целых десять лет, чтобы понять, во что он вступил и тогда разобравшись, что к чему, и кто есть кто, отделил «мух» от «котлет», выбрал котлеты, и « положил партбилет на стол ». И, как ни странно, довольно тихо, мирно и даже без пятна в биографии освободился от - «ума, чести и совести». Но, даже, лишившись таких своих важных качеств, старик, беззаветно и нежно любил родину. Любил словно женщину – не за, что-то, а почему-то. Он не выбирал ее, – она выбрала его, и другой старик не знал. Рука старика потянулась за очередной сигаретой, – Чертова бессонница! И тут старик вспомнил все, что ему приснилось. А приснилась ему родная улица в родном городе, городе послевоенного детства. Магазины изобилующие продуктами, всякими деликатесами, не чета теперешним, а на столах в семьях рабочих преобладали: хлеб – чернушка, картошка с квашеной капустой да ржавая селедка. На яства, лежавших на прилавках не хватало денег. Дни получек стали национальными праздниками. В эти дни толпы мальчишек и девчонок встречали своих отцов у заводских проходных, что бы вцепившись в рукав тащить, домой,...

Оценка записи: 1.0, комментариев: 0

18.04.2010 12:45:26

Биография

Родился в Чимкенте во время эвакуации, потом Мелитополь, Харьков и наконец - Воронеж. Этот город считаю родным, здесь прошли мои детство, отрочество, юность, но в тоже время часть свего счастливого детства проводил в подмосковье вселе Турово и крестили меня в деревне Игумново. В 1971 г. из-за плохих жилищных условий всей семьёй выехал по вызву организации на Сахалин в злополучный посёлок Нефтегорск где и прожил, почти 25 лет, до страшного землетрясения. Мало не показалось! Теперь, вот уже, 15 лет  живём в хХабаровске. Я пенсионер. Жена инвалид. Моей младшей (старшая погибла) внучке, известной своим чудесным спасением на весь мир, Даше Ягудиной  тоже 15. В жизни моей было много интересных увлечений и занятий, которые теперь не по силам и не по карману, и живу я теперь только своим прошлым. Это единственное, что у меня нельзя отнять. Ни Сахалин ни Хабаровск так и не стали мне родными. Несколько лет, вот уже, как занялся литературной деятельностью. Пишу коротенькие истории,рассказы - весёлые и не очень, публикуюсь в местных СМИ. Последняя публикация в журнале "Дальний Восток".

Оценка записи: 0.0, комментариев: 0

18.04.2010 12:30:09

Подранки

1
Другу Александру, поколениям военного лихолетья посвящаю.

ПОДРАНКИ!
ЭТОГО ЗАБЫТЬ НЕЛЬЗЯ! МЫ ИГРАЛИ В ВОЙНУ!

Огромный вражеский танк двигался прямо на меня, и, казалось, ничто не остановит его. - «Заряжай!» - орал Алька, - «Прямой наводкой! Огонь! Пли!»

Я выполняю приказ и враг повержен. Большой чёрный жук, играющий роль танка сбитый горстью песка валяется на спине дрыгая лапами, просит пощады. Но пощады не будет. Мы выкапываем в песке ямку, сажаем туда рогатого врага и аккуратно накрываем стеклышком. Всё!

На сегодня игра в войну окончена - продолжение завтра. Знойное солнышко норовит спрятаться за горизонтом и потому пора домой иначе нам попадёт. Командиру от матери, а канониру от Людки.

Алик - мой друг, нам по пять лет. Людка - моя сестра, мой тиран, старше меня на десять лет. Алька всегда мной командует, хотя и моложе на два месяца, наверное, потому, что голова у него огурцом и он на макушку выше меня. Домой мы бредём молча по пыльной улице воронежской окраины. Хочется кушать, а как реализуются наши гастрономические мечты неизвестно. Впрочем, кушать нам хочется постоянно и в войну мы играем каждый день и знаем, что завтра наш жук куда-то таинственно исчезнет из вырытого окопа, но фантазий нашим нет предела, и опять будет стрельба, и героические поступки. Опять и снова будет - «Война! Война! Война!»

« ЭХ, ВОЙНА, ЧТО Ж ТЫ ПОДЛАЯ СДЕЛАЛА! »
Ты принесла людям: - смерть, голод, разруху, горе. Ты разделила наше время на «до» и «после», ты вошла проклятьем с материнским молоком в наши сердца и души породив ненависть и жестокость. И забыть тебя невозможно.

Семья моя, вместе со мной вернулась в родной Воронеж в 1948 году и с этого момента я всё хорошо помню. Наверное, с этого и начинается сознательная жизнь, но я начну с того, что было до этого, а до этого было бегство моей семьи, тогда без меня, в составе; мамы, папы, дедушки и Людки. Немцы были совсем близко, город был окружён почти полностью. Налёты авиации участились. В наш дом попала бомба. Дедушка с Людмилкой спаслись, успев захватить с собой лишь портфель с документами. Прибежавшим с работы родителям (ещё что-то работало) оставалось схватить старого да малого с портфелем и соорентировавшись в нужном направлении без оглядки. Свободным оставался, лишь, один путь, - дорога в сторону города - Анна. Сто с лишним километров шли пешком. Толпы беженцев постоянно подвергались налётам фашистских самолётов, особенно на переправах через реки. Во время одного из таких налётов Люда с отцом чуть не погибли. Разбегающуюся с дороги толпу людей самолёты расстреливали из пулемётов на бреющем полёте. Отец толкнул Люду в рожь (там было поле) и закрыл её своим телом. Самолёт летел так низко, что сестрёнка видела улыбающееся лицо асса. Но к великому счастью он оказался не снайпером, - промахнулся. Таким образом, страдая днём от жары и налётов авиации, а ночью от холода добрались они до Анны, где удалось погрузиться на железнодорожные платформы. На открытых платформах доехали они до города Чимкента, что на самом юге Казахстана. В этот город и был эвакуирован «Жиркомбинат» - мамино предприятие. Так началась жизнь на чужбине. Но тогда это была одна страна, одна родина и народы средней Азии приютили, пригрели, призрели сотни тысяч украинцев, белорусов, русских, евреев и их детей, бежавших от немецкого ига. Многие потом так и остались жить постоянно в среднеазиатских республиках. Действительно правильно говорят, - воюют не народы, воюют политики. А теперь вот «ксенофобия» какая-то объявилась.

Ну, в общем так! Живут мои родные, там, в эвакуации. Мама и папа работают, дедушка дома сидит (ему около восьмидесяти), Людка в школу бегает, а меня нет вообще (не могу себе представить). И тут с мамой, а ей в то время уже сорок пять лет, что-то происходит. Она заболела. Вся семья в ужасе, в известном месте у неё появилась опухоль, - подозрение на рак. И мама, а у неё два высших образования, знание четырёх иностранных языков, плюс родная сестра врач - гинеколог бежит, рыдая в консультацию готовясь услышать смертный приговор. Приговор состоялся: - «Голубушка! Вы беременны!» Вот так-то, нежданно - негаданно, не к месту, не ко времени огромная радость и облегчение в семье. И пока, где-то там далеко Гастело направляет горящую машину на вражеские танки, а Матросов в бою за неизвестную деревеньку Чернушки закрывает грудью амбразуру вражеского ДОТа, 23 февраля 1943 года «опухоль» появляется на свет. Опухоль - это я.

Ребёнком я родился необыкновенным...

Оценка записи: 0.0, комментариев: 0

Владимир Александрович ЯГУДИН


В этом разделе:

Архивы
Архив рубрик
Архив изданий
Блоги авторов
Авторы

©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов