Театр одного хора
В  Большом зале консерватории состоялся потрясающий концерт. Эпитет «потрясающий» как нельзя лучше подходит для характеристики юбилейного гала Камерного хора Московской консерватории под управлением Александра Соловьева. Потрясающая программа, потрясающее исполнение, потрясающие солисты, потрясающий дирижер. И, конечно, эмоции – захлестывающие, буквально переворачивающие душу. Программа под названием «Слава искусству!» Воистину – слава!

В 1994 году Александр Соколов, нынешний ректор консерватории, стал инициатором создания хора для премьерного исполнения кантаты Софьи Губайдулиной «Теперь всегда снега». Тогда профессор Борис Тевлин – имя, дорогое каждому, кому довелось хотя бы раз соприкоснуться с хоровым искусством – собрал студенческий коллектив, которому предстояло стать едва ли не лучшим среди всех профессиональных хоров России. И вот уже 10 лет, как им руководит профессор Александр Соловьев, открывший страницы новейшей истории хора, каждый концерт которого превращается в интереснейший спектакль. Камерный хор – не просто высококлассный «спаянный и спетый» вокальный ансамбль, но полноценный художественный хоровой театр.

Юбилейный концерт тем более не стал исключением из «театрального» правила и развивался по законам драматического жанра. Полноценно рассказать о нем в рамках одной статьи также трудно, как в двух словах пересказать содержание масштабной многотомной саги. Перед нами, зрителями, словно в спектакле великого режиссера, разворачивались сцена за сценой, одна другой ярче и эффектней.

Фрагмент VI части Симфонии № 1 Александра Скрябина – собственно, «Слава искусству!» – задал тон вечеру и явился своеобразной «завязкой» действа. А следом – сразу первая кульминация (весьма необычно: несколько «узловых» точек в одной концертной программе). Мировая премьера. «Вечер замедленный» Родиона Щедрина на стихи Эдуарда Лимонова в сценической версии режиссер Виктории Агарковой. «А сестра поет песенку неведомую русскую, очень несчастливую – то широкую то узкую». Перед нами любовная драма. Напрасные надежды, сломанные крылья… Но брезжит «свет во тьме»: Lux in tenebris Кузьмы Бодрова, еще одна мировая премьера, в котором солировал народный артист СССР Юрий Башмет. Это произведение посвящено светлой памяти Бориса Тевлина. И вокализ альта, причудливо вплетенный в хоровую партитуру, был еще одним живым человеческим голосом, то солирующим, то деликатно уступающим «первую скрипку» хору.

E_M05775 (1).JPG


Нам редко удается увидеть на сцене не только исполнителей, но и автора. Вернее, почти никогда. Но юбилейный концерт Камерного хора был богат и на такие сюрпризы. Тем более, что творчество современных композиторов – можно сказать, «визитная карточка» Александра Соловьева и его команды!

В ответ на искренние овации выходили и уже упомянутый Кузьма Бодров, и Валерий Кикта (в его раздольном и буквально дышащим со сцены ночной прохладой и свежестью «Ночлеге чумаков» солировали тенор Дмитрий Хромов и флейтистка Мария Баранова), и Ефрем Подгайц (его произведение «Август» также было впервые исполнено в этот вечер), и Петр Корягин (его «Умей прощать» –   проникновенная, попадающая в нерв времени партитура), и Александр Клевицкий… Его «Молитва» на стихи Лермонтова носит посвящение Камерному хору и маэстро Соловьеву. И это посвящение как нельзя лучше отражает саму суть их искусства: «Есть сила благодатная в созвучье слов живых, и дышит непонятная святая прелесть в них».

Но «спектакль» продолжался. И вот после всего «пейзажного умиротворения»… джаз! Вторая кульминация. Да какая! К хору присоединились Даниил Крамер, непревзойдённый пианист-легенда, и роскошная Этери Бериашвили, джазовая певица, энергетике которой позавидовали бы лучшие американские джаз-дивы. Попурри на темы самых, пожалуй, известных и любимых мелодий Гершвина, де Абреу, Космы, Керна и Рево зазвучали совсем по-новому. Ведь, казалось бы, две вещи несовместные – академический хоровой вокал и индивидуальная импровизационность джазовой свободы. Но для Камерного хора нет ничего невозможного. Это была по-своему тоже мировая премьера! Трудно было удержаться – отчаянно хотелось подпевать музыкантам и танцевать. Собственно, никто себя и не сдерживал. Даже сам Маэстро поддался общему накалу страстей и пустился в пляс прямо на сцене. Возникал только один вопрос: чем еще можно удивить публику после такого абсолютного раскрепощения?

Однако второе отделение подняло «градус накала» вообще на недосягаемую высоту. Буквально каждое произведение – не просто кульминация, а катарсис…

«Родина» Артема Ананьева на слова Валентина Распутина. Вот она, истинная любовь к своей земле! Слова и музыка, идущие прямо от сердца. И к сердцу.

И еще одна мировая премьера: Ольга Алюшина, «Поэма памяти защитников» на стихи Ольги Берггольц в проникновенном исполнении актрисы Елены Захаровой. Об этом произведении рассказать никак не получается. Слезы до сих пор застят глаза. Реквием, страшно и горько актуальный сегодня. Набат человеческих голосов, рвущий сердце…
А после него – уносящий в небо журавлиной пронзительной песней «Вокализ» Сергея Екимова (солистка Мария Челмакина). Именно в небо! Недаром к ансамблю присоединился самый божественный инструмент – орган – «в лице» одной из лучших органисток нашего времени Евгении Кривицкой.

E_M05307.JPG


На фоне всех мировых премьер давно и хорошо знакомые мелодии, такие как тема «Три товарища» Эдуарда Артемьева из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих», звучали тоже «по-премьерному» в транскрипции для виолончели (ректор Санкт-Петербургской консерватории Алексей Васильев), трубы (солист Большого театра Алексей Корнильев), органа и хора. Музыка, которая всегда находит отклик в душе!

Дальше – вновь по нарастающей! Во фрагменте из оперы «Ермак» Александра Чайковского «Будем биться, будем драться!» воинственную «нагрузку» взяла на себя партия фортепиано в исполнении Дмитрия Онищенко. Грозная поступь хористов-«воинов», которые просто обязаны вернуться с победой, дополняла единый образ и явно наводила ужас на всех возможных врагов.

И как же зло, на нерве, на надрыве, на износ, «по-высоцкому» прозвучал Хорал Кузьмы Бодрова «Мы вращаем землю» на стихи Владимира Высоцкого (редакция Александра Соловьева). Читал Никита Высоцкий. Временами казалось, что перед нами реинкарнация великого поэта. Хотя на самом деле это было совсем не копирование, но глубоко личное прочувствованное исполнение. А сколько нежности и боли было вложено в исполнение заветной «Здесь лапы у елей дрожат на весу» под аккомпанемент хора и органа! Словно тихо молилось само сердце…
Единение с залом в тот вечер было абсолютным! И когда зазвучали первые аккорды песни Марка Фрадкина «А годы летят» и баллады «Маленький принц» Микаэла Таривердиева, все уже были уверены, что и музыканты, и зрители – одна дружная и любящая семья.

Не говоря уж о главной кульминации вечера: бывшие участники Камерного хора разных лет консерваторских выпусков были приглашены Маэстро на сцену, чтобы спеть «Богородице дево» Рахманинова. Они поднимались со своих мест, узнавали своих сокурсников, с которыми явно давно не встречались, удивлялись и радовались встрече, наскоро обнимались, поднимаясь по ступенькам… А потом все как один грянули «Многие лета» – чисто и слаженно, как будто не было никакой разлуки, как будто репетировали только что. Мастерство, которое подарил им Александр Соловьев.
Потрясающе, правда?

Мария ЗАЛЕССКАЯ


Фотограф Эмиль Матвеев
Фото Александра Соловьева с Никитой Высоцким и Евгенией Кривицкой, с Даниилом Крамером и Этери, и с композитором Кузьмой Бодровым и Юрием Башметом.