«Мы хотим жить…»

С семьей Кижватовых я познакомился в последней декаде марта этого года. Они прибыли в Пензу 25 марта с организованной группой из Таганрога. Их разместили в одном из пунктов временного размещения, в санатории имени Володарского, который расположен в Пензенской области. В материале «Выжившие», который был опубликован в «Литературной газете» (№14, 06.04.2022), их подробный рассказ о тех ужасах, с которыми они столкнулись: о том, как украинские националисты расстреливали мирное население, о минометных обстрелах армии ВСУ жилых домов…

Сегодня же я хочу рассказать вам, как складывается новая жизнь семьи Кижватовых в Пензе. Какие у них планы, мечты, с какими сложностями им приходиться сталкиваться и о многом другом. Но и, конечно же, хочу их поздравить с рождением дочки, которую они нарекли Евой.

 

– Владимир, расскажите, как вы живете?

– Слава Богу, все хорошо! Живы, здоровы! Мирная жизнь.

– Есть ли какие-то трудности, проблемы, с которыми вам приходиться сталкиваться здесь, в России?

– Конечно, самое тяжелое и беспокойное время уже позади. Здесь не взрываются снаряды и не трещат автоматы. Но, к сожалению, бытовые проблемы есть. Один из самых острых вопросов, который нас всех беспокоит, – это оформление документов. Мы находимся на территории России уже более двух месяцев, но так и не получили статуса беженцев, а поэтому не можем получить и другие документы.

Вот, например, 14-го мая у нас родилась дочка. Но так как ни у жены, ни у меня, а также у наших детей нет такого статуса, мы не можем получить ни единовременной выплаты в размере десяти тысяч рублей, ни денег за рождение дочери, ни иных социальных выплат. По вопросу присвоения нам и нашим детям, а также моей теще статуса беженцев мы с супругой обращались в Управление миграционной службы РФ по Пензенской области. Но нас там «приятно» удивили, сообщив, что нас нет даже в электронной базе на оформление и получение данных документов. Мне известно, что многие люди, приехавшие позже нас или с нами в один день, но размещенные в других пунктах, уже получили и статус беженцев, и единовременные выплаты. А почему так происходит с нами, мне никто не объясняет.

– На какие же средства вы живете? Ведь необходимо покупать вам и вашим детям вещи, медикаменты, продукты питания и прочее?

– Я вынужден работать нелегально, так как не могу себе позволить, чтобы семья ждала, что кто-нибудь нам что-то принесет... Работаю по 10-12 часов в день, не считая времени на дорогу. Пришлось столкнуться с тем, что труд беженцев с Донбасса и из Украины, которые пытаются заработать деньги для своих семей, оценивают в разы меньше, чем труд граждан, которые прибыли из бывших республик СССР. Как такое возможно?! Одни работодатели нам сказали, что если вам нужны деньги, то вы будете работать и за пятьсот и за триста рублей в день. Многие работодатели пользуются тем, что у нас нет ни документов, ни какого-либо статуса, да и жаловаться нам некуда. Знаю случай, когда наши ребята, отработав два дня по двенадцать часов, за один день получили по тысяче рублей, а за второй всего лишь по сто пятьдесят. Хотя при приеме на работу обещали платить по полторы тысячи в день. Когда они начали возмущаться, им сказали, что все заплатили еще в первый день. Не понимаю, почему на нас наживаются бессовестные работодатели? Разве они не понимают, что у нас происходит? Что мы бежали от войны? Нам и так нелегко, а тут такое… Нет денег, дома уничтожены укронацистами и солдатами ВСУ, но мы ведь не занимаемся попрошайничеством, а просто хотим работать и зарабатывать для своих семей. Мы – русские люди! Мы просто хотим жить!

ппп.png

– А приезжал ли кто-то из чиновников к вам в Пункт временного размещения? Разговаривал ли с людьми? Они что-то обещали сделать?

– Да, была делегация депутатов. Выслушали нас, сказали, что во всем разберутся, будут думать над решением насущных вопросов и так далее. Не только нас, но и другие многодетные семьи беспокоит, что нам делать и где жить, когда наше пребывание здесь закончится? Будут ли выдавать социальное жилье? Ведь большинство согласны уехать жить в деревни и села, так как возвращаться многим, как и нам, некуда. Но сначала, чтобы думать об официальном трудоустройстве и быть уверенным в завтрашнем дне, нам необходимы документы, а их, к сожалению, до сих пор нет.

– После нашей первой встречи, вы интересовались, где можно обменять гривны на рубли в Пензе? Скажите, удалось ли вам это сделать?

– Да, удалось. У нас были небольшие накопления, которые мы смогли привезти. Сначала мы хотели отправить деньги сестре Валентины, которая живет в Москве, но потом узнали, что это можно сделать в центральном офисе Сбербанка в Пензе. Опять же в Сбербанке обменивают деньги только тем, у кого есть статус беженца и кто может идентифицировать себя картой «Мир». А у нас этого статуса нет, хотя есть карта, на которую можно перечислять деньги. А это будет происходить только после того, как мы получим документы. Замкнутый круг получается. К счастью, мы нашли таких людей, которые нам согласились помочь. Все, что было, мы обменяли.

– Как вы видите свою дальнейшую жизнь в России?

– Хочется остаться в Пензе. Хочется просто жить и работать, растить и учить детей. Быть счастливыми. Надеемся, что скоро неразбериха с документами закончится, и чиновники, которые отвечают за эти действия, все-таки обратят и на нас внимание…

 

Интересно все же получается: чтобы получить какие-то пособия, выплаты, нужны документы, а люди не могут их получить на протяжении уже довольно большого периода времени. К кому еще нужно обратиться этим и без того несчастным людям, чтобы их наконец-то услышали? Что должно побудить чиновников, которые за все это отвечают, делать работу оперативно и ответственно? На самом-то деле вопросов гораздо больше, а вот ответы чиновников из разных ведомств только порождают недоумение. При обращении с журналистским запросом в региональное Министерство труда я получил информацию, которая на деле ничем не подтверждается.

Возникает вопрос: используются ли пензенскими чиновниками поправки в нормативные акты, внесенные Указом Президента Владимира Путина от 4 мая? Я имею в виду поправки, которые были внесены 4 мая 2019 г. «Об определении в гуманитарных целях категорий лиц, имеющих право обратиться с заявлениями о приёме в гражданство РФ в упрощенном порядке» и «Об отдельных категориях иностранных граждан и лиц без гражданства, имеющих право обратиться с заявлениями о приеме в гражданство РФ в упрощенном порядке». Второй указ, в частности, говорит о льготе для беженцев, получивших в России соответствующее удостоверение, временное убежище, разрешение на временное проживание или вид на жительство.

Надеюсь, эти поправки к Закону заработают в Пензе в ближайшее время, а точнее сказать, заработают чиновники.

 

Антон ХРУЛЕВ, член Союза журналистов России, специально для «Литературной газеты»