Пока нас нет...

Олег ФОНКАЦ

Родился в Москве в 1963 году. В юности работал осветителем в театре им. Моссовета. С тех пор успел поработать заведующим осветительским цехом, «пультовиком», художником по свету, в Ермоловском, Вахтанговском и в театре «Эрмитаж».

С 1993 по 2001 год жил в Израиле, где сотрудничал с антрепризным театром Михаила Казакова. Вернувшись в Россию и поменяв несколько мест работы, вновь вернулся в Театр Моссовета, где работает по сей день заместителем заведующего художественно-постановочной части.

В конце 2021 года в издательстве «Стеклограф» у Олега Фонкаца вышла книга стихов и рассказов с названием «А вы мне не верили». На детской студии «Актер» Олег Кузнецов (актер Театра им. Моссовета) закончил съемки короткометражного фильма «Реванш» по рассказу из этого сборника «Игра в шашки».

 


 

Где растёт самшит


И выпачканный в этой гуще

Ночной, как сажею печной,

Спит город, с тенью вездесущей,

Всю маету во сне несущий,

Всю черноту волны речной.

Он руслом поперёк распорот

И скобами мостов зашит;

Я променял бы этот город

На берег, где растёт самшит,

Где аромат, и прян, и горек

И ветер, как слепой историк,

К финалу повести спешит…

 

   

Под сводами Петра и Павла

 

                       Памяти Ольги Берестовой

Под сводами Петра и Павла

Всё плавало, всё улетало,

Кадило ладаном латало

Пространство, в коем уголь плавал,

Как данность, с самого утра.

Душа под куполом витала,

Печалилась и уповала

На Павла, или на Петра…

 

 

Мы такие же

 

Мы такие же точь-в-точь,

Как когда-то, кто не знает,

Сигаретный дым витает,

Райский сад благоухает,

Погружаясь тихо в ночь.

Этой дружбе много лет,

Наши сыновья и дочки

Проникают в эти строчки,

Шлют свои тире и точки

Хмурой вечности в ответ.

И вибрирует струна,

На эмоциях играя,

За живое задевая,

Тон веселью задавая,

Под воздействием вина…

 

 

Олеандр

 

В душных недрах олеандра

Созревают и горят,

Разноцветные гирлянды,

Лепестков махровый яд.

Он застыл, как нежный стражник,

Хворь сердечную суля,

Но над ним летает бражник,

Липнет бархатная тля.

Он бы мог своим дурманом,

Как божественной рукой,

Сумасбродам и тиранам

Подарить навек покой…

 

   

В сиреневой тени

 

И в полдень слепнешь от сияния,

И тонешь медленно в тени

Сиреневой, как изваяние

Не различающее дни.

И замер кот, людьми прикормленный,

И в палисандровом раю

Скворец насвистывает формулу

Гармонии, про жизнь свою…

 

 

Пока нас нет

 

Пока нас нет, там ливень летний

Свои расплёскивает сплетни

И жалобы, и в капле сочной

Мир отражается непрочный.

Пока нас нет, ложатся тени

Листвы, на мокрые ступени,

На поручни, и ветер встречный

Миг замедляет быстротечный.

Пока нас нет, там ночью летней

Июнь становится заметней,

И наяву, и в снимке мутном,

И в дуновении попутном.

Пока нас нет, там в час урочный

Куранты бьют порой полночной…

  

 

В мансарде

 

Ещё вольфрамовая нить

В плафоне плавится и тлеет,

Полётом мотылёк болеет,

Комар над ухом любит ныть.

Ещё не поздно свет пролить

На половицы и ступени,

Ещё выходит кот из тени

Инстинкты дабы утолить.

Ещё тепло в плену у лени,

Ещё в мансарде можно жить...

 

 

В скате крыши черепичной...


В скате крыши черепичной,

Терракотовый намёк,

Как отсылка в мир античный,

Геометрии урок.

В этих линиях скрестили,

Соблазняя праздный взор,

Сотни глиняных рептилий

Свой чешуйчатый узор.

Волны замерли и дюны,

Или радиоэфир,

Или так застыли струны

Горних лир...

 

  

Ящерица на крыльце

 

На вид она, как тень бескостна,

Хотя в ней кроется скелет;

В ней даже лень молниеносна,

Она, как тлен легка и нет

Её прекрасней на крыльце,

И у природы на лице

Она – застывшая улыбка,

Для мух – фатальная ошибка,

Для эволюции – виток;

И каждый острый коготок

Впивается в настил древесный

И в ящерице легковесной

Всё хорошо, и тень, и цвет,

Хотя уже простыл и след!

 

  

Кузнечик

 

Так легко с округой слиться,

Затеряться, где кислица,

Где татарник весь колючий,

Медоносный, и пахучий,

И похожий, как подвох

На него чертополох.

Как во сне полубредовом

Барбарис во всём бордовом:

Из листочков, из сердечек,

Из прожилок, из насечек;

И застигнутый врасплох

Озадаченный кузнечик...

  

 

Август

 

Август погостит и сгинет,

На мгновенье онемев,

Ни агония, ни гнев

В густоте его дерев,

В простоте небесных линий,

А магический покой.

Но тебе, моей богине

Очага, и в хлад, и в зной –

Всё же хочется домой...