Те, кто живет войной

Алексей ШОРОХОВ

Родился в городе Орле в 1973 году. В 1990 году поступил на филологическое отделение Орловского педагогического университета, затем – Литературный институт имени А. М. Горького в Москве и аспирантура при нём.

Член Союза писателей России с 2001 года. С 2004 года – секретарь Союза писателей России. Заместитель главного редактора журнала «Отечественные записки».

Участник событий Октября 1993 года и гуманитарных миссий в Донбассе и Юго-Востоке Украины с 2015 года и по наши дни. Член Сенаторского клуба Совета Федерации РФ.

 

  

Над жнивьём

 

Выжженная стерня.

Колос убрали впрок.

Можно сказать «херня».

Можно – податься в полк.

Можно вернуться в строй.

(Только на горб не влазь)!

Ладно, женой, – сестрой

Главное не назвалась!

«Ивы, ручьи, соловьи…»

Поздно, моли, не моли!

Дыры вокруг – твои.

Только слова – мои…

Только слова и всё.

Жизнь и слова, слова…

Ты наконец усёк,

Думная голова?

 

Донбасс, июль 2022 г.

 

 

Новогоднее

              

                        С. Гудкову

 

В огне и пене белый бэтээр,

Как взмыленная лошадь у барьера.

И у кого-то рушится карьера,

А у кого-то встал секундомер.

 

Горит и стонет, умирая, взвод,

И бьёт в туман без смысла и без цели.

А мы опять на ёлку не успели…

Как скверно наступает Новый год!

 

А, впрочем, слава Богу – жив радист!

И ангелы-хранители плечисты –

Уже летят, и горизонт их чист,

И НУРСы* под крылами серебристы!


_____________


*НУРСы – неуправляемые реактивные снаряды, основное вооружение российских боевых ударных вертолётов Ми-24.

 

 

Чёрный ворон Горловский


(песня)

 

Что ж ты вьёшься, что ж ты кружишь

Чёрный ворон надо мной?

И кому ты, ворон, служишь

– беспилотник иль живой?

 

…Ох не клюй ты, чёрный ворон,

Очи чёрные мои!

Не от злобы они чёрные

– а от угольной пыли…

 

…Да, не знал я, чёрный ворон,

Что за Кальмиус-рекой

Буду я лежать недвижим

Со кровавой головой…

 

…Ты не вейся, не надейся!

Моего не трогай рта!

То не громы в поднебесье

– то работает арта…

 

…Ты увидишь, ты дождёшься,

Как у Бахмутки-реки

Навсегда придут и встанут

Наши русские полки…

 

…Вот тогда меня поднимут,

Бросят в кузов на мешки.

А тебя с винтовки снимут

Мои снайперы-дружки…

 

Что ж ты вьёшься, что ж ты кружишь

Чёрный ворон надо мной?

И кому ты, ворон, служишь

– беспилотник иль живой?

 

Горловка, ДНР

 

 

Новороссия

 

Сны стали яркие сниться,

Детские вещие сны.

Где-то пылают зарницы

Близкой по крови войны.

Где-то становится летом

Парень, сгоревший в броне.

Только ведь я не об этом,

Я не о том совсем... Не

Понимая откуда,

В нас эта вечность течёт,

Наспех прощаемся с чудом,

Свой не жалея живот.

Что же нас встретит на древнем

И бесконечном мосту?

Домик над речкой в деревне?

В детстве уроненный стул?

Жизни мелькнувшей начало?

Тёмные волны извне?

… Старый отец у причала

С парнем, сгоревшим в броне.

 


Война


По черным доскам города, гордого

своей безучастностью,

нас несут.

Послушай, родная, не нужно твердого

укора губ твоих –

это суд.

Поверь мне:

мальчик твой скоро выздоровеет,

он будет счастлив, как зимний день,

как легкий дым над Невой от выстрела;

он будет светел и выбрит.

– Вдень

в иглу любимую нить суровую,

пришей мне пуговиц

про запас.

…Вот только эту жизнь – и здоровую,

и слишком сильную – Бог не спас.



* * *

 

Было как в сериале:

Наши не наших гнали.

После их отозвали...

Чтоб пить дорогое вино.

Ветер свистит в спортзале,

В раздолбанном вдрызг спортзале, –

Такое у нас кино.

Дальше будет разруха.

Оно неприятно для слуха,

Но очень полезно для духа

Тех, кто еще живой.

Будем об этом помнить:

Люди уходят в полночь,

Те, кто живет войной...

 

 

Заклинило

 

В горах Всевышний ближе. Бирюза

Латает дыры в залпах миномётов.

…И вот – ничьи не вспомнились глаза,

И в памяти – ни грамма, ни аза…

Лишь сыновья – единственное «за»,

Чтоб материться в кожух пулемёта!

 

 

Скрябинские этюды

 

                    Русским летчикам посвящаю

 

Погибельней, ближе, правдивей

Звучит исступленье твое!

…Над скомканной картой комдивьей

Сегодня прервался полет.

 

Раскиданы жесткие крылья

В распадке, поросшем травой, –

Не вынесли и не укрыли,

А лишь принесли в этот бой

 

Простых мужиков без налички,

Поверивших в страшную явь,

Так просто, почти по привычке

К фуражкам ладони подняв.

 

Пахавших кремнистую замесь

Лукавых и диких земель,

Недавно совсем еще, давесь

Гудевших в долине, как шмель,

 

А ныне врастающих в небо,

Где шелк парашютный – как нимб.

Сквозь стропы, сквозь голые нервы –

Фигурки, бегущие к ним…

 

И кроме небесной отчизны

И дедов, таранивших сталь,

Что есть у них – без укоризны

Глядящих в родимую даль?

 

 

Качели

 

Снова в небо взлетает малыш,

На земле воцаряется тишь.

Ни разваленных миной домов,

Ни налившихся тьмой проводов

– Только тишь, и малыш, и весна…

Почему ж твои ночи без сна?

Почему, прикрывая блокпост,

Он, не ты, поднялся в полный рост?

И теперь его юная мать

Будет в памяти долгой качать:

Сквозь года, и стрельбу, и метель,

Раз за разом – пустую качель…

 

Зайцево, ДНР

 

 

Памяти «Барс-19»

 

Не из Голливуда, не с Марса –

Со Ржева и Махачкалы,

Встают добровольцы из «Барса»,

Рывком отодвинув столы.

 

Их ждут полковые «Уралы»,

«Камазы» с едой и БК.

Семь-восемь минут – слишком мало

Стихам – до конца, до рывка!

 

Что знаешь о смерти, о «Ветре»?

Стрелковка, разрывы вдали…

О том девятнадцатом метре

Двадцатой последней зари?

 

Боюсь, что не смог, что не сдюжил! –

Сказать, подойти, приобнять…

Тушенка и гречка на ужин,

На завтрак – последняя пядь!

 

Вот так и останемся вместе

Мы целую вечность стоять:

Живые и те, что «груз двести»,

В расчёте – четыре на пять…

 

Август 2022